MAGNUM IGNОTUM. Алхимия. Иконология. Схоластика А. В. Апполонов, В. В. Винокуров, И. П. Давыдов, О.

У нас вы можете скачать книгу MAGNUM IGNОTUM. Алхимия. Иконология. Схоластика А. В. Апполонов, В. В. Винокуров, И. П. Давыдов, О. в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Третья глава посвящена почти не разработанной в религиоведении теме методологии типологизации священных изображений. Давыдов, ее автор, уже много лет работает с материалом православной иконописи, но допускает экстраполяцию полученных методов и на другие типы сакральной живописи, благодаря чему, может быть, в будущем удастся вывести общую типологию изображений священного.

Такая типология, как думается, позволит сделать изобразительное искусство одним из богатейших источников материала для сравнительного изучения религий, что не потребует ни отказа от принципа единственности Истины, ни подчинения православной иконы какому-то более общему уровню описания, и будет вполне приемлемым для сознания ученого-христианина.

Думать так позволяет избранный автором подход: Поскольку речь в главе идет об иконах Спасителя и Божией Матери, основным принципом типологии становится возраст Их, как исторических лиц. Понятно, что для изображений, например, Авалокитешвары потребовалось бы искать иные принципы, соответствующие иным религиозным представлениям. Таким образом, автор, ставя перед собой и искусствоведческие задачи, применяет к их решению религиоведческую методологию, демонстрируя ее продуктивность.

Теория, которую предлагает И. Давыдов в этой статье, очевидно, еще находится в разработке и требует критики для своего дальнейшего развития. Так, если применять ее в искусствоведении, встает вопрос о более сложной системе классификации для обозначения многофигурных композиций.

При традиционном подходе, когда основанием генерализации является сюжет, а не лицо, эта проблема отсутствует. Отчасти автор ее решает, указывая на принцип доминирующего персонажа. В соответствии с этим принципом, икона Воскресения должна быть признана Спасовой, а икона Успения — Богородичной. Но как обозначить в таком случае образы Рождества, явления Богоматери прп. Сергию, сретения Марии и Елисаветы, а также Пятидесятницы с Марией в центре?

Не будет ли справедливым предположение, что в некоторых случаях религиозное чувство поклоняется в иконе именно событию, а не лицу и что всякая икона в этом смысле является иконой Бога, неизобразимого никакими другими средствами, кроме событий и лиц? Позволительно усомниться в этом: Богородица может быть изображаема на иконах Пятидесятницы уже потому, что находилась во время сошествия Святого Духа на апостолов в Сионской горнице. У автора же получается иконологический парадокс: Другие замечания по этой главе относятся к частностям.

Неясно, что имеет в виду И. Автор этого труда Алексей Валентинович Апполонов известен в нашей стране как специалист по схоластике, переводчик и комментатор трудов Фомы Аквинского, Оккама, латинских аверроистов и др. Он подвергает подробному критическому разбору тезис К.

Кавано, в других работах — также Дж. Рак щитовидной железы РЩЖ - наиболее часто встречающаяся злокачественная опухоль органов эндокринной системы. В книге изложены современные представления об.. Конечная стоимость товара может отличаться от заявленной уточнить цену на сайте интернет магазина. Схоластика в интернет магазинах по следующим ценам Цена в рублях Купить my-shop. Схоластика" по цене дешевле, чем в обычных магазинах, для этого перейдите по ссылке "Купить".

Перед покупкой вы сможете уточнить цену и наличие на сайте продавца. Вы так же сможете использовать различные варианты оплаты товара, наиболее удобные для Вас. Информацию о способах оплаты и доставки Вы сможете узнать на странице магазина, после того, как перейдете по ссылке Купить. Описание товара В коллективной монографии сотрудников кафедры философии религии и религиоведения философского факультета МГУ имени М.

Рекомендуем также следующие похожие товары на данный товар А. Разумеется, со времен античности продолжает существовать и упорядоченное естественное знание о естественных вещах наука, в т. Средневековье настолько многогранно, что сколько бы ни говорилось о нем с позиций любой из школ медиевистики, всегда найдется возможность дополнить картину еще несколькими свежими штрихами. К этому авторы данной коллективной монографии и стремились -- не пересказать в хронологическом порядке историографию или историософию Средних веков, для чего есть специализированные библиотечные фонды, не написать исчерпывающий обзор по истории европейской цивилизации, что неосуществимо в силу грандиозности замысла, -- а познакомить читателей с собственным видением сравнительно узкой проблематики, по возможности отвлекаясь от стереотипов.

На наш взгляд, совершенно прав французский историк философии Ален де Либера, утверждающий, что не существует и вряд ли возможна однозначная актуальность медиевистских исследований, поскольку она неизбежно распадается на три части: Хочется надеяться, что нам удастся убедить читателя в актуальности предпринятых нами исследований, т.

Не менее именитый, чем А. Там, где пасовала добычливость, в игру вступали фантазия и мистификация чего стоят, хотя бы, средневековые бестиарии и прото-"кунсткамеры". Но, в отличие от античных хронистов, которые в большинстве своем ограничивались фиксацией известного, уже раннесредневековые продолжатели их дела не только собирали, но и активно искали неведомое -- истину, философский камень, эликсир бессмертия, центр мира.

Интересно, что богатая символика камня закладного, замкового, краеугольного, надгробного, омфалического, преткновения, философского -- одна из самых востребованных в эпоху Средних веков, причем не только алхимиками, но и библиотекарями, зодчими, клириками, мистиками, рыцарями, странниками, трубадурами Католическая теология, в университетах открывшая для себя Аристотеля в сочинениях арабских аверроистов, постепенно стала приучать интеллектуальную элиту Западной Европы к системности и систематичности знания, изложения и рассуждения.

Разумеется, древняя страсть к накоплению богатств и военных трофеев была хорошо известна уже античным историкам. Да и сами они отдали дань собирательству -- только не артефактов, а мифов и фактов. Об этом пишет в первом разделе данного издания антиковед и филолог-классик О.

Из названного античного корня выросло средневековое христианское "древо познания", давшее обильный урожай схоластических "сумм" Альберта Великого, Фомы Аквината, Уильяма Оккама, возведенных на аристотелевских принципах классификации и систематизации, о чей гранит поныне разбиваются даже с виду вполне жизнестойкие умопостроения протестантской неоортодоксии, что показано в разделе, выполненном историком средневековой философии и теологии, переводчиком Фомы Аквинского, А.

По блеску и роскоши Византия никогда не уступала ни Риму, ни Парижу, ни Равенне. Лучшие образцы раннесредневекового восточнохристианского искусства стали эталоном и для архитектуры королевства Меровингов, и для романского стиля Каролингов, и для ранней готики.

Византийская монументальная и станковая живопись как доиконоборческого, так и постиконоборческого периодов знала два наиболее почитаемых образа, чьи эктипы распространились по всей средиземноморской ойкумене -- это образы Иисуса Христа и Богоматери.

Привычка церковной и рыцарской аристократии к коллекционированию редкостей и ценностей, только подогретая эпохой крестовых походов, Ренессанса, Великих географических открытий, а потом и барокко, не могла не породить, в конце концов, музейное дело -- раз было что коллекционировать, было и что экспонировать, хотя бы ради поддержания собственного реноме. Постепенно коллекции стали тематически более выдержанными, систематизированными и каталогизированными.

До сих пор среди искусствоведов и культурологов не утихают споры о принципах классификации и типологизации памятников религиозного искусства, в т. Об этом рассказывается в разделе, написанном религиоведом И. Давыдовым на материале православной иконографии. Если образы Христа, равно как и образы Богоматери, имеют в христианском мире однозначно позитивные коннотации и могут быть охарактеризованы как "Белое Солнце" -- "Солнце правды", "Свет миру", "Жена, облеченная в солнце", то алхимический знак "Черного солнца" семантически амбивалентен и связан с первой стадией Великого алхимического Делания -- nigredo.