Право и факт в римском праве А.А. Покровский

У нас вы можете скачать книгу Право и факт в римском праве А.А. Покровский в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Как же совершается здесь процессуальная consumtio? При такой conceptio пусть Titius предъявит иск против Seius или против Gaius — безразлично, в обоих случаях вследствие litiscontestatio будет разрушено содержание intentio, т. Поэтому, предъявит ли истец actio directa против главного должника или actio adject, qualit. Справедливость этого вывода, по мнению Келлера, подтверждает по отношению к actio de peculio следующее место источников:.

Idemque est et si in alterius rem fuerit versum. Sed et si plures sint fructuarii vel bonae fidei possessores, unus conventus ceteros liberat, quamvis non maioris peculii, quam penes se est, condemnari debeat.

Sed licet hoc jure contingat, tamen aequitas dictat indicium in eos dari, qui occasione iuris liberantur, ut magis eos perceptio, quam intentio liberet: Из этого места, думает Келлер, безусловно вытекает, что раз предъявленная actio de peculio ipso jure уничтожает dare facere oportere главного должника, и вследствие этого все последующие иски, опирающиеся на это dare facere oportere, оказываются бессильными.

Только aequitas вызывает в данном случае отступление от этого строгого правила, но для этого необходимо особое вмешательство преторской власти в виде восстановления иска restitutio actionis.

Однако уже Беккер в упомянутом выше сочинении "Die ргоcessuale Consumtion" стр. Беккер обратил внимание на то, что дальнейшие свидетельства источников — по крайней мере, относительно actio de peculio — не только не подтверждают Келлеровских дедукций, но даже прямо им противоречат. Беккер привел именно следующие места:. Is, qui semel de peculio egit, rursus aucto peculio de residuo debiti agere potest.

Si semel actum sit de peculio, quamvis minus inveniatur rei indicandae tempore in peculio quam debet, tamen cautionibus locum esse non placuit de futuro incremento peculii: Et si quidem pater dumtaxat convenietur, ex mora sua non tenetur: Два первые места, говорит Беккер,свидетельствуют, несомненно, что actio de peculio может быть предъявлена несколько раз, если peculium впоследствии увеличивается; третье прибавляет,что после actio de peculio может быть предъявлена и actio directa против filiusfamilias на id quod minus a patre actor consecutus est.

Bo всех этих местах o restitutio actionis нет и речи; fr. Quaesitum est apud Labeonem si, cum filius viveret, tu credens eum mortuum annali actione egeris et, quia annus praeterierat, excep-tione sis repulsus, an rursus experiri tibi comperto errore permittendum est.

Et ait permitti debere dumtaxat de peculio, non etiam de in rem verso: И здесь, говорит Беккер, actio de peculio имеет место два раза, но о restitutio не может быть речи уже потому, что в таком случае и actio de in rem verso была бы допустима во второй раз. На основании всех этих фактов Беккер заключает, что формула actio de peculio была конципирована иначе, чем полагал Келлер. Судье должно быть в ней положительно указано, что он обязан исследовать только те требования истца, которые могут быть предъявлены против отца сообразно размерам peculium.

A это могло быть выражено в формуле различным образом: Отношение между actio de peculio и actio directa, насколько оно вытекает из этих фактов, Dietzel определяет, как Solutionsconcurrenz, и стремится далее доказать, что эта Solutionsconcurrenz отнюдь не составляет особенности actio de peculio, что она, напротив, является общим принципом для всех actiones adjecticiae qualitatis. И формулу этих исков Dietzel представляет себе совершенно иначе: Уже в следующем III томе того же журнала сам Келлер совершенно опровергнул возможность такой conceptio, — однако, указанные Беккером факты он оставил необъясненными.

Поэтому Беккер в своих "Aktionen" Bd. Прежде всего, он приводит целый ряд новых случаев, для которых, по его мнению, Келлеровская конструкция формулы или вовсе не годится или годится только с трудом. Так, во-первых, постановка intentio на цивильное dare facere oportere главного должника не возможна, если лицом, заключившим сделку, был раб, потому что в таком случае цивильное dare facere oportere вовсе не могло возникнуть. Далее такая постановка невозможна и тогда, если главный должник — напр.

Затем, dare facere oportere не могло возникать из договоров между pater familias и его подвластными, а между тем в источниках признана возможность actio adject, qualit. Наконец, не могло возникать цивильное dare facere oportere и там, где в качестве напр. С помощью подобных же фикций напр. Кроме того, продолжает Mandry, с Келлеровской конструкцией не может быть согласован и следующий факт: Каким образом это было бы возможно, если бы формула этих исков была поставлена на dare facere oportere, на обязательство главного должника.

Вследствие смерти лица, отвечающего пo actio adject, qualit. Ha основании всех этих соображений Mandry приходит к тому выводу, что формула actiones adject, qualit должна была быть конструирована иначе: Тем не менее, говорит Mandry в заключение, это предположение должно иметь смысл только гипотезы, для которой есть столько же оснований, сколько и для Келлеровской.

Основание, в силу которого отвечают patres familias и domini negotii, составляют, говорит Brinz, контракты и quasi-контракты их подчиненных, a не обязательства последних. Brinz повторяет далее некоторые из приведенных Mandry соображений и говорит: Причину, почему actio adject, qualit. Невозможно поэтому, чтобы эти иски имели одну и ту же intentio; intentio actio adject, qualit. Мы не будем останавливаться на его критике теории Барона: Замечания Mandry Ленель хочет устранить следующим образом: Что же касается того факта, что после смерти dominus negotii его наследники отвечают не in solidum, a pro rata, то такая же загадка есть и при actio Rutiliana, если умирает bonorum emtor, оставляя нескольких наследников.

Но это, собственно, вовсе не загадка: В конце концов, Ленель не видит никаких принудительных причин для принятия предложенной Mandry conceptio in factum, которая кажется ему unnaturlich и zweckwidrig. Ho как же объясняет Ленель с точки зрения Келлеровской концепции тот факт, что actio de peculio может быть предъявляема последовательно несколько раз? Самого факта Ленель не отрицает; но, говорит он, должны ли мы ради этого факта отказаться от Келлеровской концепции, — это другой вопрос.

Ленель, напротив, склонен предполагать, что действие процессуальной consumtio в этих случаях римскими юристами было сознательно модифицировано.

Но даже и при таком предположении он должен, в конце концов, сознаться, что этим далеко еще не разрешаются все загадки, которые предлагает нам вопрос о процессуальной consumtio при actio de peculio стр.

И действительно, загадки остаются загадками. Предположение Ленеля, что здесь институт процессуальной consumtio был сознательно модифицирован римскими юристами, кажется нам мало вероятным. Римская юриспруденция имела без сомнения огромное влияние, но мы должны строго различать те дороги, которыми ее учения проникали в практику. Непосредственное влияние юриспруденция могла иметь только там, где дело шло о вопросах, которые — в силу самого толкования формулы — подлежали разрешению судьи in judicio, — напр.

Юриспруденция могла толковать эти понятия шире или уже, и ее учения переходили в практику непосредственно, т. За пределами этого круга вопросов влияние юриспруденции могло быть только посредственное.

Институт consumtio ipso jure принадлежит без сомнения ко второй категории вопросов: Если юристы находят это в том или другом случае несправедливым, то им не остается ничего другого, как апеллировать к дискреционной власти претора и требовать от него restitutio actionis. Келлер поэтому вполне прав,если он со своей точки зрения пытается объяснить возможность вторичного предъявления actio de peculio только путем предшествовавшей restitutio actionis. Однако Ленел сам соглашается, что во всех указанных Беккером местах о restitutio actionis не может быть и речи S.

Против этой conceptio in factum говорит не то, что она, как думает Ленел, является "unnatttrlich" почему? Если бы в формуле actio adject, qualitatis условием condemnatio было поставлено не обязательство главного должника, а просто факт заключенного им договора, то последующее погашение обязательства посредством solutio, novatio, acceptilatio и т.

Это, однако, прямо опровергается источниками. Sed si damnatus sit heres filium liberare, non adicit Julianus, utrum acceptilatione filius an pacto sit liberandus: Из этих мест вытекает, несомненно, что условием condemnatio в формуле actio adject, qualit. А вследствие этого и Келлеровская конструкция этих формул оказывается единственно правильной.. Однако, с другой стороны, остаются не менее правильными и несомненными и те факты, которые указаны Беккером на основании приведенных выше свидетельств источников; несомненно, что в известных случаях возможно вторичное и т.

Каким же образом объяснить эти факты? После того как эти факты стали известны, все упомянутые выше писатели поступали так, что, оставляя вне подозрения установлеяные Келлером принципы процессуальной consuuitio, они лишь протестовали против предложенной им же формулы адъективных исков.

Весь вопрос сводился к проверке формул, а не к проверке самых принципов процессуальной consumtio, — и в этом заключалась причина бесплодности всех отмеченных попыток. Мы думаем, напротив,что conceptio формула, предложнная Келлером и принимаемая господствующим учением,правильна, нo что неправильно Келлеровское и господствующее учение о процессуальной consumtio.

Если мы освободимся от общего предубеждения в последнем вопросе, то все неразрешимые до сих пор загадки падут сами собой. Утверждение Келлера, что actiones adject, qualit. Но если мы хотим делать какие-либо выводы из этой красивой фразы, то мы должны быть очень осторожны. Ведь именно эта мысль заставила Келлера утверждать, что actiones adject, qualit. Если же предъявление адъективного иска в одних случаях исключает возможность повторения того же иска или предъявления actio directa, a в других случаях не исключает, то это, несомненно, доказывает, что невозможность вторичного иска в случаях последнего рода вызывается не правилами процессуальной consumtio, которые должны быть одинаковы для всех случаев, а какими-то совершенно иными причинами.

Да и действительно ли таково было римское воззрение, что actiones adject, qualit — суть только модификации исков из договоров,а не самостоятельные материальные иски?

Нам кажется напротив, что источники обнаруживают скорее как раз противоположную точку зрения, что они рассматривают обязательство главного должника и обязательство лица, подлежащего объективной ответственности, как самостоятельные, хотя и связанные между собой, правоотношения.

Ту же самую точку зрения мы найдем выраженной еще яснее в. Nuptura filio familias si socero dotem ita promised!: Quod si non evidenter apparuit, de cuius mulier obliyatione sensit, praesumptionem ad filii debitum spectare verisimile est.

Bo всех случаях, где мы имеем actiones adject, qualit. Оба эти правоотношения, как было сказано уже выше, находятся в тесной зависимости между собой, именно в том смысле, что первое является неизбежным предположением второго. Но эта зависимость отнюдь не означает тождества: Существование обязательства главного должника составляет необходимое предположение для actio adject, qualitatis, но отнюдь не единственное; нужны и другие юридические факты: Все они должны быть указаны судье в формуле таким или иным образом; все они в совокупности составляют тот комплекс фактов.

И в этом комплексе фактов существование обязательства главного должника представляет не что иное, как лишь один из фактов, образующих этот комплекс. Оно играет такую же роль, как и всякий другой факт, поставленный одним из условий condemnatio, как "si paret earn pecuniam cum const!

Что же составляет предмет процессуальной consumtio, что уничтожается вследствие liliscontestatio? Но что такое содержание intentio? Ha этот вопрос Келлер и опять за ним господствующее учение преподносят нечто очень неясное и неточное. К этому "содержанию intentio" — пo мнению Келлера — должно принадлежать и обязательство главного должника. Почему же тогда и не все другие факты, являющиеся условием condemnatio? Почему тогда первоначальное обязательство, которое составляет основание coristitutum, не уничтожается вследствие пред явления actio de pecunia constituta?

Только потому, что там встречаются слова "dare facere oportere", а здесь нет? Но это различие в крайнем случае должно было бы повести только к различию в способах процессуальной consumtio, a не к ее полному исключению в последнем примере!.. Содержание intentio составляет не все то, что стоит в формуле там, где господствующее учение желает видеть ее место, а лишь то правоотношение, которое в формуле описано и которое служит материальным основанием иска.

Только это правоотношение т. Следовательно, при actiones adject, qualitatis можно было бы говорить о consumtio ipso jure только пo отношению к обязательству адъективного должника. Напротив, обязательство главного должника вследствие одного только предъявления адъективного иска не делается не существующим "unwahr" пo терминологии Келлера — подобно тому как и вообще факты, поставленные условием condemnatio, не делаются несуществующими потому только, что они уже были раз употреблены в формуле.

Как факты "deposusisse" и "dolo malo redditam non esse" с полным действием могут быть употреблены и в новой формуле, — так же точно и факт "L. Этим именно объясняется то, что повторение actio de peculio возможно ipso jure, т. Припомним теперь факт, указанный Mandry, — именно, что после смерти адъективного должника его наследники отвечают не in solidum, a pro rata. Mandry затронул этот факт с той стороны, что согласно Келлеровской теории приговор против каждого отдельного наследника должен был бы идти in solidum, так как обязательство главного должника остается неразделенным.

Как мы видели выше, Ленель устраняет эту загадку тем,что он предполагает в формуле иска против каждого отдельного наследника особую добавку, ограничивающую condemnatio — в роде "pro qua parte G. Seio heres est, condemna". С этой стороны, загадка, конечно, разрешена; но она остается загадкой в другом отношении — здесь так же, как и при actio Rutiliana, на которую ссылается Ленель.

Ведь хочет же Келлер именно на этом утверждении построить свое объяснение приведенного выше Fr. Если, однако, в нашем случае предъявление иска против других сонаследников возможно ipso jure, т. Что обязательство главного должника вследствие простого предъявления actio adject, qualitatis, т. Etiam postquam dominus de peculio conventus est, fideiussor pro servo accipi potest et ideo, qua ratione, si post actionem dictatam servus pecuniam exsolverit, non magis repetere potest quam si iudicium dictatum non fuisset, eadem ratione fideiussor quoque utiliter acceptus videbitur, quia naturalis obligatio, quam etiam servus suscipere videtur, in litem translata non est.

Как мы видим, юрист аргументирует не тем, что после litisсontestatio остается obligatio naturalis, a тем, что вследствие предъявления actio de peculio обязательство главного должника вообще не затрагивается — in litem translata non est. Рассмотрим ближе взаимное отношение между actiones adject, qualitatis и actiones directae.

В этом отношении мы находим в источниках прежде всего следующее положение:. Haec actio ex persona magistri in exercitorem dabitur. Ho затем в цитированном уже выше fr. Mar danus говорится следующее:. Господствующее учение распространяет положение, высказанное в первом фрагменте, на все actiones adject, qualit. Мы знаем уже, что для возможности вторичного иска не нужны ни praescriptiones, ни restitutiones.

Если кредитор — на основании приведенных выше мест fr. И лишь простое применение этого правила содержит решение Марциана, когда он говорит "in filium tamen dabitur actio in hoc, ut quod minus a patre actor consecutus est filius praestet". Самый факт таким обр. Применимо ли это правило только к actio de peculio? Нам, кажется, это несомненным: Вследствие этого может показаться на первый взгляд, что не все actiones adject, qualit.

Отношение первых к actiones directae кажется т. Взглянем, однако, несколько ближе. Какая идея одушевляла претора, когда он творил свои actiones adjecticiae qualitatis? Одно кажется, во всяком случае, несомненным: Спрашивалось только, каким образом следует устроить адъективные иски так, чтобы они могли приносить ту пользу, для которой они были предназначены, и вместе с тем не нарушали интересов и другой стороны. Положение дела представлялось при этом в следующем виде. При actiones adject, qualitatis с неограниченной ответственностью in solidum кредитор, предъявивши один из таких исков, приобретал возможность добиться actio judicati на полную сумму своего требования.

Если бы ему было предоставлено после вчатия напр. Ho это было бы конечно уже несправедливо для другой стороны — для должника, и вот возникает правило: Совершенно иначе стояло дело при исках с ограниченной адъективной ответственностью, при исках с "dumtaxat", напр.

При этом иске судьей in judicio должна была быть произведена еще оценка наличного пекулия; приговор гласил на сумму, не превышающую найденной таким путем стоимости пекулия, а эта стоимость могла, конечно, нередко оказаться ниже суммы требования. Actio judicati, которую получал в таком случае истец в силу приговора суд и, гласила также только на эту меньшую сумму. Если бы теперь для кредитора была закрыта возможность по поводу не доплаченных 50 привлечь впоследствии отца в случае последующего увеличения пекулия или самого filius familias, — то нововведение претора принесло бы ему, вместо улучшения, только ухудшение его положения.

С другой стороны, вследствия допущения нового иска о недоплаченной сумме и справедливые интересы должников нисколько не пострадали бы: Но есть ли такое отношение между ограниченными адъективными исками и actiones directae действительно Solutionsconcurrenz? Под этим именем разумеют такое отношение между двумя исками, при котором только действительное исполнение по одному из них погашает и другое; напротив, простое предъявление одного иска не исключает возможности предъявить и другой.

При этом не имеет никакого значения то обстоятельство, что истец уже получил одну actio judicati или может ее получить. Кредитор может поэтому, несмотря на то, что он имеет уже в руках одну actio judicati, вчать другой иск и получить вторую actio judicati.

Пример такой Solutionsconcurrenz представляет соотношение между actio de pecunia constituta и иском из первоначального обязательства того, которое было предметом coristitutum. Vetus fuit dubitatio, an qui hac actione egit sortis obligationem consumat.

И здесь, конечно, возникает опасность, что кредитор получит две actiones judicati на полную сумму требования; но здесь претор идет навстречу этой опасности иным путем: Если мы теперь сравним это отношение между исками с тем, которое существует между ограниченными адъективными исками и aсtiones directae, то мы заметим существенную разницу. До сих пор мы предполагали, что peculium не покрывает всей суммы требования; предположим теперь, что оно покрывает последнюю, и следовательно, кредитор пo actio de peculio получит actio judicati на полную сумму долга.

И если мы отношение этих последних к actiones directae определили, как Еlесtivconcurrenz, то тем же именем мы должны назвать и отношение к actiones directae адъективных исков с ограниченной ответственностью. Мы видели выше, что вследствие простого предъявления адъективного иска обязательство главного должника не консумируется, его dare facere oportere не делается от этого неверным.

Это обстоятельство при ограниченных адъективных исках дает кредитору возможность повторит тот же иск или предъявить actio directa для взыскания недоплаченной части долга — residuum debiti; но то же обстоятельство с другой стороны при actiones in solidum несет с собою опасность, что кредитор и здесь предъявит иск во второй раз.

Устранить эту опасность составляло дальнейшую задачу претора; это было необходимо для завершения той реформы, которую предпринял претор созданием actiones adject, qualitatis. Предоставив кредитору адъективный иск, претор должен был теперь позаботиться о том, чтобы таким или иным образом отрезать ему возможность повторения того же иска или предъявления actio directa. Каким же способом претор мог этого достигнуть? Два способа находились в его распоряжении: Первое предполагало всегда личное расследование претора и потому оказывалось не таким удобным, как второе.

Мы сказали выше, что обязательство главного должника и обязательство лица, подлежащего адъективной ответственности, суть два различные правоотношения; конечно, если уничтожается первое, то само собою падает и второе, — но можно уничтожить второе, не затронув первого. He смотря на это, оба эти правоотношения возникли из одного и того же юридического факта, из одной и той же in creditum datio; оба они преследуют одну и ту же цель — дать кредитору возможность получить назад то, что он ссудил.

С этой точки зрения всякий адъективный иск и actio directa суть несомненно, иски, направленные на одну и ту же цель, суть иски de eadem re. Понятие "eadem res" принадлежало как раз к той категории понятий, на которую юриспруденция имела огромное и притом непосредственное влияние; она развивала это понятие путем своих толкований, которые находили себе тотчас же непосредственное применение, ибо вопрос об eadem res разрешался судьей in judicio. Вследствие такого свободного толкования это понятие могло воспринимать в себя все более и более широкое содержание; оно не было связано границами строго юридического тождества — тождества материального основания исков,-а стремилось к тому, чтобы охватить практическое тождество — тождество целей этих последних.

Вследствие этого вполне подходящим средством для разрешения представлявшейся задачи оказывалась именно exceptio rei judicatae vel in judicitim deductae; предъявление кредитором того же адъективного иска заново или actio directa должно было наталкиваться на эту exceptio.

Таково предположение, которое мы можем сделать a priori. Ho не найдем ли мы подтверждения этому априорному предположению и в источниках? Si pro servo meo fideiusseris et mecum de peculio actum sit, si postea tecum eo nomine agatur, excipiendum est de rei udicata.

Приведенное место не было без известно авторам, писавшим о процессуальной consumtio, но никто из них не обратил внимания именно на упоминаемую здесь exceptio rei judicatae. A эта exceptio между тем наносит решительный удар всей Келлеровской и господствующей теории. К чему она здесь?

Согласно господствующему учению вследствие actio de peculio обязательство главного должника, а следовательно и обязательство его поручителя, должно было быть уже ipso jure консумировано, и всякая exceptio была бы поэтому излишня!

Помпоний, однако, держится другого мнения; он говорит: И если поручитель нуждается в этой exceptio, то не подлежит сомнению, что и главный должник может быть защищен только тем же средством, если после actio adject, qualit.

Если мы, наконец, обратимся к тому месту, которое всегда приводится господствующим учением, как доказательство consumtio ipso jure, то мы и там — при внимательном анализе его — найдем доказательство не против нас, а в пользу нас. Haec actio ex persona magistri in exercitorem dabitur, et ideo, si cum utro eorum actum est, cum altero agi non potest.

Что говорит здесь в пользу consumtio ipso jure? И это общее, неопределенное выражение употреблено здесь юристом умышленно: При этом мыслимы два случая. Если юрист хотел обнять оба случая "si cum utro eorum actum est" , то он не мог выразиться иначе, как только именно глухо "agi non potest", оставляя при этом в стороне вопрос о способах consumtio. Если мы напротив, прочтем вторую половину того же места см. Здесь юрист говорит уже вполне определенно, потому что solutio погашает обязательство, во всяком случае, ipso jure.

Сопоставим обе половины фрагмента вместе, — и мы могли бы, если бы не имели других совершенно ясных доказательств, уже из самой неопределенности выражения в первой половине заключить, что предъявление одного из этих исков не всегда вызывает consumtio ipso jure. Если первый иск был actio directa против главного должника, то последующее предъявление адъективного иска, напр.

Если же предъявляется сначала actio de peculio, то прежде всего наступает стадия неизвестности, будет ли peculium к моменту приговора rei judicandae tempore — см.

Пока эта неизвестность длится, ни главный должник, ни его поручители не могут считаться вполне свободными. Если кредитор вздумает в это время предъявить второй иск — напр.

Истец получает actio judicati против отца на полную сумму своего требования; как отец, так и сын и его поручители имеют теперь против вторичной попытки истца exceptio rei judicatae, как exceptio peremtoria совершенно так же, как и при actiones in solidum. Истец не получает ничего, даже actio judicati, так как отец оправдывается. Но истец сохраняет возможность возобновить свой иск на полную сумму, как против того же отца при последующем увеличении пекулия, так и против сына и его поручителей.

Если ответчик при этой новой попытке представит exceptio rei judicatae, то эта exceptio или вовсе денегируется претором или же парализуется репликой вроде "aut si tune in peculio nihil fuit".

Истец получает actio judicati на эти Как может истец получить остальную сумму, не нарушая интересов должника? Если истец пред явит иск вторично, то в формуле этого иска будут стоять слова "si paret filium C dare oportere"; эти слова и теперь ipso jure сохраняют свою полную силу и могут вызвать соndemnatio на всю сумму Но этим нарушались бы интересы должника.

С другой стороны, невозможно предоставить этому последнему exceptio rei judicatae, так как тогда истец не получил бы ничего.

Проще всего претор мог бы избежать опасности с обеих сторон тем, чтo он мог принудить истца как при предъявлении compensatio свою intentio заранее ограничить только недополученной суммой. Это было легко сделать, если требование истца было obligatio certa; в противном случае, обстоятельства дела должны были быть указаны судье в такой или иной форме, напр.

Возможные споры о первом процессе должны были, конечно, отсылаться ad separatum. Наибольший интерес имеет для нас тот факт, что предъявление адъективного иска может исключить возможность actio directa только посредством exceptio rei judicatae vel in judicium deductae, что адъективный иск производит только т.

Сравним теперь этот факт с известным положением Гая IV. Если мы откажемся от старого предубеждения, то против этого вывода нечего будет возразить. Даже если мы присмотримся ближе" к самой формуле этих исков,то мы не будем в состоянии найти какое-либо существенное различие между нею и остальными formulae in factum.

Если бы формула, напр. Titius, magister N M, взял у A D X milia взаймы и что этот долг не был потом не уплачен, не новирован, ни прощен, ни in judicium дедуцирован и т. Что же изменилось вследствие того, что претор вместо этого скучнейшего перечисления трудно исчислимых фактов употребил более простое, но охватывающее все эти факты выражение "si p.

Претор только проявил себя более ловким в искусстве редактирования — и более ничего: Для приказания о condemnatio оно играет совершенно такую же роль, какую в in factum конципированной формуле acti depositi играет факт "si p. Во всяком случае необходимость для судьи в формулах подобного рода справляться с нормами цивильного права не должна заставлять нас считать эти формулы за formulae in jus conceptae: Словом, какие бы характеристические признаки formulae in factum conceptae мы не находили, — мы все их встретим и при наших actiones adject, qualitatis.

Actiones adjecticiae qualitatis представляют только одну группу из более широкой категории — т. Все изложенное выше показало нам, что формула с субъективной перестановкой сама по себе не производит уничтожения consumtio того правоотношения, которое в ней поставлено условием condemnatio, что это правоотношение с полным действием может фигурировать во второй и третьей формуле. Если же это правоотношение иногда после первого иска действительно парализуется, то это определяется не самым фактом предъявления первого иска, а другими — и именно материальными — причинами и осуществляется тогда только посредством exceptio rei judicatae.

Спрашивается теперь, представляет ли это явление особенность только рассмотренного тесного круга actiones adject, qualitatis, или же, напротив, оно есть общее правило, имеющее силу и для прочих исков с перестановкой субъектов. Другими словами, подтверждается ли по крайней мере вне сферы адъективных исков господствующее учение, что формула с перестановкой субъектов производит consumtio ipso jure?

Все остающиеся случаи исков этого рода охватываются выражением alieno nomine agere "veluti cognitorio, procuratorio, tutorio, curatorio"- Gaius IV.

Maevio agat, ita formula concipitur: Titio sest X m. Рассмотренные выше формулы actiones adject, qualit. Как известно, во время Гая различалось два вида процессуальных представителей — cognitores и procuratores, причем Гай IV 97, 98 сообщает о них далее следующее:.

Ac nee si per cognitorem quidem agatur ulla satisdatio vel ab ipso vel a domino desideratur. Procurator vero si agat satisdare iubetur ratam rem dominum habiturum; periculum enim est, ne iterum dominus de eadem re expe-riatur, quod periculum non intervenit, si per cognitorem actum fuerit, quid de qua re quisque per cognitor em egerit, de ea non magis amplius action em habet quam si ipse egerit.

Как видим, cognitor консумировал иск совершенно так же, как и сам dominus; procurator же, напротив, не консумировал вовсе: А между тем и cognitor и procurator, как это видно из цитированного выше места Гая IУ. Оказывается сразу и здесь, как при actiones adject, qualit.

Maevio dare oportere" делается недействительным и консумируется, в других нет. Очевидно, что и здесь, как там, consuintio в случаях первого рода вызывается не устройством самой формулы, а какими-то другими причинами, лежащими вне ее. Конечно, в позднейшем праве положение procuratores изменилось: Но даже и в это позднейшее время остается возможным случай, что кто-либо вчинает за другого иск, т.

Следовательно, сказанное выше остается в силе даже для этого позднейшего времени: Обратимся сначала к cognitores.

Как известно, cognitor поставлялся самим патроном dominus "certis et quasi solemnibus verbis". Формула назначения "quod ego tecum agere volo, in earn rem L.

Titium tibi cognitorem do" произносилась лично самим патроном и адресовалась непосредственно к присутствующему противнику "coram adversario". Если поставленный таким образом cognitor предъявит иск и доведет его до litiscontestatio, то вследствие этого патрон теряет возможность возобновить иск лично: Что значит это последнее, яснее определено в.

Si procurator iudicium de heriditate ediderit, deinde dominus fundum ex ea hereditate petierit, stipulatio ratam rem haberi committetur, quia, si verus procurator fuisset, exceptio rei judicatae dominum summoveret. Восстановив надлежащим образом текст, мы увидим, что вследствие Htiscontestatio когнитора иск патрона консумируется или ipso jure или путем exceptio rei judicatae — смотря по тому, есть ли in concreto условия consumtio ipso jure или нет.

Что в данном примере consumtio совершается посредством exceptio, объясняется тем, что упоминаемое здесь judicium de hereditate есть actio in rem. Если мы спросим себя, в чем же лежит причина такого действия иска, предъявленного когнитором, — то на это возможен только один ответ: В самом деле, что представляет из себя этот акт в своем существе?

Это есть прежде всего волеизъявление истца; это волеизъявление, затем, дается coram adversario и адресуется к противнику ответчику ; следовательно, этот последний должен присутствовать.

Что же обозначает это присутствие противника, для чего оно нужно? Покровского все больше входят вопросы не только собственно истории римского права, но его роли в развитии европейского права, проблемы рецепции наследия римской юриспруденции в современном мире.

Впрочем, по воспоминаниям знавших его людей, как цивилист Иосиф Алексеевич был в этот период известен только узкому кругу людей, в основном членам ведомого им в Университете научного кружка. Для большинства остальных коллег он был прежде всего авторитетным романистом.

Покровский является деканом юридического факультета Университета. Петербургский период в жизни Иосифа Алексеевича отмечен большими научными свершениями. Покровского, связанная с пребыванием его в Петербургском Университете, закончилась. В те годы в рамках скрытых гонений на либеральную профессуру власти решили перевести несколько видных профессоров, в частности таких, как Д.

Пергамент, в другие университеты. В число гонимых попал и либерально настроенный Иосиф Алексеевич, которому было предложено перевестись в Харьковский Университет. Сочтя себя оскорбленным, он подает в отставку. Прожив еще одну зиму в Петербурге, преподавая римское право на Высших женских курсах и в других местах и будучи в весьма угнетенном состоянии духа, петербургский профессор принимает решение переселиться в Москву, приняв предложение Московского коммерческого института преподавать там теорию права и гражданское право на младших курсах.

Сугубо практическая ориентированность преподавания в коммерческом институте, почти полное отсутствие там духа научного поиска и внимания к теоретическим и историческим аспектам правоведения тяготили Иосифа Алексеевича.

Не приносит ему облегчения и работа в другом учебном заведении Москвы — Университете им. Шанявского, где, по его мнению, царила та же атмосфера, что и в коммерческом институте. Он находит известное отдохновение лишь в кабинетной научной работе, развивая те мысли и наработки, которые были им сделаны в предшествующий период. Melior condicio nostra per servum fieri potest, deterior non potest — "через раба наше положение может стать лучше, но не хуже".

Actio pauperiae — иск против владельца домашнего животного до Юстиниана — только четвероногого причинившего вред другому лицу. Иск направлен на возмещение ущерба и является ноксальным, то есть предполагает вместо выплаты денежного штрафа возможность выдачи потерпевшему непосредственного виновника по желанию собственника животного.

Cum servo nulla actio est — "с рабом нет иска". Obligatio naturalis — натуральное обязательство. Dividunt, donant, reliquunt dumtaxat intra domum — "делят [имущество], дарят, оставляют по наследству, хотя бы и внутри [господского] дома". Pretii participandi gratia — "ради получения доли покупной цены".

Servus meus Stichus liber esto — "да будет свободен мой раб Стих". Hunc hominem ex jure Quiritium liberum esse aio — "я утверждаю, что этот человек свободен по праву квиритов". In libertate morari — "удерживать в свободе". Об этих законах см.: De causis liberalibus — "о причинах освобождения".

Actiones famosae — бесчестящие иски. Последствием проигрыша дела по такому иску ответчиком для него является помимо прочего и infamia — умаление гражданской чести, ограничивающее его гражданскую правоспособность потеря права быть свидетелем и т.

Такие иски как правило имели место в отношении дел. Ingenuitas — равные прирожденному гражданину. О Jus Latii см.: Jure peculii — "по праву пекулия". Entwicklungsgeschichte des romischen Rechts. Personae sui juris — "лица своего права"; personae alieni juris — "лица чужого права". Cum manu — брак с властью мужа; filiae loco — на положении дочери.

Ex sua persona — "сами по себе". Ex persona domini — "от имени господина". Когнаты — кровные родственники. Geschichte der capitis deminutio. Zur Natur und Geschichte der capitis deminutio. Etudes sur la formation historique de la capitis deminutio. Trans Tiberim — за Тибр, то есть за границу. Ex jure gentium — по праву народов. Liber in mancipio — свободный в кабале. Servorum loco — "на положении рабов". Civili ratione capitis deminutio morti coaequatur — "по представлениям цивильного права умаление правоспособности равняется смерти".

Societas — договор товарищества. Qui ab hostibus capti, si reversi fuerint, omnia pristina jura recipiunt — "захваченные врагами в плен в случае возвращения получают назад все прежние права". Quia postliminium fingit eum, qui captus est, semper in civitate fuisse — "так как возвращение делает того, кто был взят в плен, постоянным жителем государства".

Quasi tunc decessisse videtur, cum captus est — "представляется, будто он умер тогда, когда был взят в плен". Incensus — уклонившийся от ценза переписи с целью избежать призыва на военную службу, что каралось продажей в рабство за границу. Actio utilis — иск по аналогии. Civilis ratio civilia quodem jura corrumpere potest, naturalia vero non potest — "правило цивильного права может разрушить цивильные же права, но не естественные".

Amissis bonis et civitate relicta nudus exulat — "потеряв имущество и оставив государство, становится изгнанником". Jure civili — "по цивильному праву".

In servilem condicionem — "в положение раба". Ac si capite deminutus non esset — "как если не был подвергнут capitis deminutio.

По actio furti, vi bonorum raptorum, injuriarum, doli, pro socio, tutelae, mandati, depositi — по искам в отношении кражи, грабежа, нанесения личной обиды, злоумышленного обмана при сделках, нарушения договоров товарищества, поручения, хранения, недобросовестного поведения в качестве опекуна. Quotienscumque vellet quis — "сколько раз кто ни захочет". Causae cognitio — "выяснение дела". Incidenter — "по ходу дела". Юридическое лицо, его происхождение и функции в римском частном праве.

Res publicae — здесь: Populi Romani — "римского народа". Gentiles — членов рода. Res divini juris — "вещи божественного права". Pistorum, fabrorum — хлебопеков, мастеров по дереву и металлу. Privatae personae — "частными лицами". Quid enim municipes dolo facere possunt? Civitates enim privatorum loco habentur — "ведь общины находятся в положении частных лиц".

Collegium, si nullo speciali privilegio subnixum sit, hereditatem capere non posse — "коллегия, не получив специальной привилегии, не может принимать наследство".

In decurionibus vel aliis universitatibus nihil refert, utrum omnes idem maneant, an pars maneat, vel omnes immutati sint — "в отношении декурионов или других совокупных объединений не касается, остались ли все, или остается часть, или весь состав сменился [то есть остается объединение тем же самым]". Siquid universitati debetur, singulis non debetur, nec quod debet universitas, singuli debent — "если что причитается корпорации, отдельным [ее членам] это не причитается, и что должна корпорация, не должны ее отдельные члены".

Senatusconsultum de Bacchanalibus — сенатское постановление о вакханалиях, запрещавшее под страхом смерти эти празднования, посвящённые богу Вакху и сопровождавшиеся разнузданным весельем.

Оно знаменательно тем, что распространялось не только на территорию собственно Рима, но и всей Италии, что в то время было одним из первых примеров вмешательства Рима во внутренние дела италийских союзников. Запрещалась и организация сообществ почитателей бога Вакха. Постановление было принято в г. Quibus ex senatusconsulto coire licet — "которым дозволено сойтись решением сената". Quibus autem permissum est corpus habere collegii, societatis sive cujusque alterius eotrum nomine, proprium est ad exemplum rei publicae habere res communes, arcam communem et actorem sive syndicum, per quem tamquam in republica, quod communiter agi fierique oporteat, agatur, fiat — "тем же, кому дозволено иметь объединение под названием коллегии, товарищества или каким-либо другим такого рода, свойственно по образцу общины rei publicae иметь общие имущества, общую казну и представителя actor или синдика, через которого так же, как в общине, то, что должно делаться и совершаться сообща, делается и совершается".

Fiscus — личная казна императора. Не суть "частные имущества властителя, но общие и народные римского государства". Piae causae, pia corpora, venerabiles domus — "благочестивые, почтенные образования". Jus in personam — "право в отношении лица". Actio in personam — "личный иск". Jus utendi et abutendi — "право употребления и злоупотребления".

Майоратное имение представляет собой земельную собственность, которая в силу феодального "права майората" должна перейти старшему родственнику — мужчине и не подлежит переходу за пределы владеющей им семьи.

Serviens — служащее; dominans — господствующее. Fundus meus est ex jure Quiritium — "участок мой по праву квиритов". Hunc fundum ex jure Quiritium meum esse aio — "утверждаю, что этот участок мой по праву квиритов". Mittite ambo rem — "оставьте оба вещь". Entwicklungsgeschichte des romischen Recht. Romisches Privatrecht bis auf die Zeit Diokletians. Via, iter, actus, aquaeductus — сервитуты проезда, прохода, прогона скота, проложения водопровода через соседний участок. Servi et quadrupedes, quae dorso collove domantur, velut boves, muli, equi, asini — "рабы и четвероногие животные, которым обуздывают шею и спину, будь то быки, мулы, кони, ослы".

In jure cessio — фиктивная уступка права в суде. Res mancipi e nec mancipi. Einfuhrung in die Geschichte des romischen Privatrecht. Hunc ego hominem ex jure Quiritium meum esse aio isque mihi emptus esto hoc aere aeneaque libra — "я утверждаю, что этот человек мой, и да будет он мне продан через эту медь и весы". Non minus quam quinque testibus — "не менее пяти свидетелей". Venditio nummo uno — "продажа одной монетой".

Imaginaria venditio — "изображаемая продажа". Furtum nec manifestum — кражу, при которой вор не пойман с поличным. Cum nexum faciet mancipiumque uti lingua nuncupassit, ita jus esto — "о чем договорится при совершении нексума и манципации, то пусть будет правом". Et mancipationem et in jure cessionem lex XII tabularum confirmat — "закон XII таблиц утвердил и манципацию, и уступку права".

Confessus pro judicato habetur — "признание считается за судебное решение". Aio hunc fundum meum esse deducto usufructu — "утверждаю принадлежность мне этого участка на основании введенного узуфрукта". Pro emptore, pro donato — "покупкой, дарением". Клоака — сток, канализация. Галльский разгром — см. Favor testamenti — "благосклонность к завещаниям" — стремление полнее истолковать волю завещателя. Aio jus mihi esse eundi agendi in fundo Corneliano idque mihi emptum esto hoc aere aeneaque libra — "утверждаю, что у меня есть право прохода и провода [скота] в отношении участка Корнелия, и оно мной да будет куплено этой медью и весами".

Aio fundum Cornelianum deducto itinere — "утверждаю, что участок Корнелия принадлежит мне с установленным в отношении его правом прохода". Usufructu meum esse isque mihi emptus esto — "узуфруктом, и он мной да будет куплен". Aio jus mihi esse eundi agendi in fundo Corneliano — "утверждаю, что у меня есть право прохода и провода в отношении участка Корнелия".

Aio fundum Cornelianum meum esse deducto itinere или usufructu — "утверждаю, что участок Корнелия мой с установленным правом прохода или узуфрукта". Die Passivlegitimation bei der rei vindicatio. Основные выводы Зибера оспариваются, однако, В. Пассивная легитимация в rei vindicatio классического римского права. Qui tenet et habet restituendi facultatem — "кто обладает и имеет возможность возвращения". Aio jus tibi non esse eundi agendi in fundo meo; aio jus mihi esse eundi agendi — "утверждаю, что у тебя нет права прохода и проезда через мой участок" — "утверждаю, что у меня есть право прохода и проезда" и т.

Si paret No No jus non esse eundi agendi… judex condemna, si non paret absolve — "если окажется, что у Нумерия Нигидия нет права прохода и проезда … ты, судья, осуди [его], если не окажется, оправдай". Si paret Ao Ao jus esse prohibendi Nm Nm uti frui — "если окажется, что у Авла Агерия есть право запретить Нумерию Нигидию пользоваться и извлекать плоды…".

Cautio de non amplius turbando — "гарантия от дальнейших посягательств". Arbitrium finium regundorum — "межевой суд". Das Recht des Besitzes; Dernburg H. Entwicklung und Begriff des jurist. Besitzes des romischen Rechts. Nihil commune habet proprietas cum possessione — "собственность не имеет ничего общего с владением". Ne quid in loco publico vel itinere publico fiat — "дабы ничто на общественном месте или дороге не происходило"; ne quid flumine publico ripave ejus fiat — "дабы ничто не происходило на общественной реке или берегу" первые фразы соответствующих интердиктов.

Плавт — выдающийся римский комедиограф — г. Из написанных им комедий до нас дошла В его комедияхх зримо отражены повседневные реалии римской жизни, в том числе их правовые аспекты. Uti eas aedes, quibus de agitur, nec vi nec clam nec precario alter ab altero possidetis, quominus ita possideatis, vim fieri veto — "если зданиями, о которых идет речь, вы владеете, не получив владение насильственно, тайно или до востребования один от другого, запрещаю применять насилие для изменения имеющегося владения".

Utrubi vestrum hic homo, quo de agitur, nec vi nec clam nec precario ab altero fuit, apud quem majore parte hujus anni fuit, quominus is eum ducat, vim fieri veto — "запрещаю применять насилие с целью увести раба к себе против того, у кого он [раб] имеется в наличии, пробыв у него большую часть последнего года и не будучи взят насильственно, тайно или до востребования у того, кто претендует на владение". Unde vi — о насилии.

Cotidiana — обычное насилие, armata — вооруженное. То есть ссылка на порочность владения нынешнего владельца, лишающая его защиты против посягательств на владение по общему правилу. Affectionem tenendi non habent — "не имеют сознания обладания". Apiscimur possessionem animo et corpore — "мы получаем владение волей и телесным воздействием". Amittimur possessionem aut animo aut corpore — "владение теряется либо утратой воли, либо физической связи с вещью". Suo nomine possidere — "владеть от своего имени".

Histoire de la propriete pretorienne. Exceptio rei venditae et traditae — возражение ответчика с указанием на то, что вещь была продана и передана разновидность ссылки на злоумышленный обман продавца. A non domino — "от несобственника". Si quis id, quod traditum erit ex justa causa et nondum usucaptum, petit, indicium dabo — "если кто-либо требует то, что было неформально передано на законном основании, но еще не обретено в собственность по давности владения, я дам ему возможность подать иск".

Гай, Институции, IV, Если того раба Авл Агерий купил и он ему передан [продавцом], тогда, если он провладел бы им в течение года, то следовало бы, что тот, принадлежащий ему по праву квиритов, и остальное" то есть: В формулярном процессе ответчик присуждался не к выдаче собственно вещи, а к уплате истцу ее стоимости condemnatio pecuniaria.

К выдаче в случае проигрыша именно самой вещи ответчик косвенно побуждался тем фактом, что стоимость вещи оценивалась самим истцом под присягой.

Nemo ad alium plus juris transferre potest, quam ipse habet — "никто не может передать другому больше прав, чем имеет сам". Exceptio justi dominii — ссылку на наличие законного права собственности Прим. In pari causa melior est conditio possidentis — "в равных условиях положение владельца лучше". Malae fidei possessores — "недобросовестных владельцев". Superficies solo cedit — "возведенное на участке следует за участком". Zur Geschichte der Erbpacht im Altertum.

In annos centenos pluresve — "на лет и более". In perpetuum — "навечно". Новейшие исследования в этом вопросе: Etudes de droit romain. Beitrage zur Lehre vom rom. Pfandrecht in der klassischen Zeit. Cotidie enim precario rogantur creditores ab his, qui pignori dederunt — "ведь каждодневно упрашиваются кредиторы отдать вещи до востребования теми, кто [их] отдал в ручной залог".

Pactum de non vendendo — соглашение о запрете продажи кредитором заложенной вещи. De nudo ex jure Quiritium tollendo — "об устранении "голых прав" по праву квиритов". Plenissimus et legitimus dominus — "полнейший и законный собственник". Inutiles ambiguitates — "бесполезных двусмысленностей". Antique subtilitatis ludibrium — "заблуждение архаичной изощренности". Per traditionem accipere — "приобретать путем традиции". Tradionibus et usucapionibus dominia rerum, non nudis pactis transferuntur — "права на вещи передаются традициями и приобретениями по давности, а не голыми договорами".

Storia del diritto romano privato. Contractus solemniter explicatur — "договор заключался торжественно". Сerta et vera proprietas vicinis praesentibus demonstretur — "верное и действительное право собственности присутствующим соседям было продемонстрировано". Die longi temporis praesciptio im classischen rom. Actio ad rem vindicandam — иск, направленный на виндикацию вещи у любого третьего лица.

De usucapione transformanda — "об изменении приобретения по давности владения". Bona fides, justus titulus и res habilis — "добросовестность, законное основание, способность вещи быть приобретенной по давности владения".

Sed et qui vectigalem, id est emphyteuticum, agrum possidet, possessor intelligitur — "но и кто по праву vectigalem, то есть emphyteuticum, владеет полем, считается владельцем". Фраза "то есть эмфитевзика" — интерполяция. Inter pignus et hypothecam tantum nominis sonus differt — "пигнус и ипотеку отличает между собой только звучание имени".

Nuda conventione — "простым соглашением". Pignus tacite contractum — молчаливое согласие относительно установления залогового права. Obligatio est juris vinculum, quo necessitate adstringimur alicujus solvendae rei secundum nostrae civitatis jura — "обязательство суть оковы права, нерушимостью которых мы связываемся по праву нашего государства ради исполнения какого-либо дела".

Impossibilium nulla obligatio — "невозможное не является обязательством". Schuld und Haftung im alteren deutschen Rechte. Si membrum rupsit, ni cum eo pacit, talio esto — "если повредит член тела и не уладит дело миром, да будет ему такое же воздаяние".

Si nox furtum faxit, si im occisit, jure caesus esto. Luci… si se telo defendit — "если ночью совершит воровство, то если его убьет [хозяин], по праву будет убит. Днем… если оружием защищается". Quaestio lange et licio — обыск с чашей и перевязью.

Некоторые думают, впрочем, что этот простой обыск возник позже XII таблиц — см.: Фестом Festus , использовавшим в качестве основы своей работы труд своего предшественника Веррия Флакка и давшим объяснение тех понятий, которые были уже архаичны и непонятны для его современников. О заложничестве и поручительстве при международных договорах см.: In duplum — в двойном размере. Cum nexum faciet mancipiumque, uti lingua nuncupassit, ita jus esto — "когда совершает нексум и манципацию, как устно договорится он, то пусть будет правом".

Quod ego tibi mille asses hoc aere aenaeque libra do, eas tu mihi post annum dare damnas esto — "поскольку я тебе этой медью и весами передаю тысячу ассов, то ты мне будешь обязан через год дать их". Damnas esto — "будешь обязан".

Quod ego tibi tot milibus condemnatus sum, me eo nomine a te solvo liberoque hoc aere aenaeque libra. Hanc tibi libram primam postremamque expendo secundum legem publicam — "поскольку я присужден в твою пользу на столько-то тысяч ассов, я ради этого объявляю, что я свободен от тебя посредством этой меди и весов. Эти деньги я тебе уплачиваю первые и последние по закону нашего государства". Uber das Recht des Nexum und das alte romische Schuldrecht. Altromisches Schuldrecht und Schuldverfahren.

Testes solemmes — "установленных свидетелей". Post annum, post biennium — "через год, через два года". In quadruplum — в четвертном размере. Rei vindicatio — право на виндикационный иск.

Titio centum dare damnas esto — "мой наследник Луций Тицию должен будет дать ассов". Negotia bonae fidei — сделки доброй совести то есть неформальные. Condemnatio pecuniaria — принцип имущественной ответственности за неисполнение обязательства, предполагающий возможность его оценки в денежном выражении. Ea enim in obligatione consistere, quae pecunia lui praestarique possunt — "ведь содержанием обязательства является то, что может быть оплачено и предоставлено в денежном выражении".

Pacta sunt servanda — "[все] договоры должны исполняться". Nuda pactio obligationem non parit — "обязательство не порождается голыми пактами". Omnis enim obligatio vel ex contractu nascitur vel ex delicto — "всякое обязательство рождается либо из контракта, либо из деликта".

Aut proprio quodam jure ex variis causarum figuris — "или из других видов правовых оснований". Quasi ex contractu — "как бы из контракта"; quasi ex maleficio — "как бы из деликта". Aut enim ex contractu sunt aut quasi ex contractu aut ex maleficio aut quasi ex maleficio — "ведь или из контракта, или как бы из контракта, или из деликта, или как бы из деликта [возникают обязательства]".

В последнее время, впрочем, многие склонны считать всю эту систематику обязательств с ее трехчленным и четырехчленным делением продуктом не классической эпохи, а лишь юстиниановской компиляции ср.: Die Entwicklungsgeschichte des romischen Rechts.

Harum autem quatuor genera sunt aut enim re contrahitur obligatio aut verbis aut litteris aut consensu — "их же есть четыре вида, ведь либо вещью устанавливается обязательство, либо словами, либо буквами, либо простым согласием сторон".

Miseri debitores — "бедных должников". Non ultra duplum — не больше двойной стоимости утраченного. Laesio enormis — введенная юстиниановским правом норма о том, что продавец, не получивший за вещь даже половины ее подлинной стоимости, может требовать расторжения сделки. Sua sponte — добровольно. Firmum — прочное, крепкое. De alia certa re — "о другой определенной вещи". Centum modios tritici dare spondes? Titius scripsi me accepisse a Publio Maevio quindecim mitua, et haec quindecfim proba recte dari calendis futuris stipulatus est P.

Maevius, spopondi ego L. Titius — "Тиций подписал, что я принял от Публия Мэвия 15 взаймы и П. Мэвий получил обещание, что эти 15 будут отданы честно и надлежащим образом через месяц, обещал я, Л. Quod si scriptum fuerit instrumento promisisse aliquem, perinde habetur, atque si interrogatione praecedente responsum sit — Pauli sent.

Si stipulatus sim a te pecuniam tamquam credendi causa numeraturus, nec numeraverim; nam eam pecuniam a te peti posse certum est, dare enim te oportet, cum ex stipulatu teneris — "если я получил от тебя обещание платежа по стипуляции, будто намереваюсь дать тебе деньги взаймы, но не дал их, то ведь несомненно, что эти деньги могут быть у тебя истребованы, ты же должен их отдать, так как обязан в силу стипуляции".

Condictio sine causa — иск о неосновательном обогащении. Ex causa — со ссылкой на основание платежа. Sed quia iniquum est te eo nomine condemnari, placet per exceptionem doli mali te defendi debere — "но так как несправедливо, чтобы ты был присужден к оплате на этом основании, то ты должен защищаться ссылкой на злоумышленный обман со стороны кредитора".

Exceptione opposita seu doli seu non numeratae pecuniae compelletur petitor probare pecuniam tibi numeratam: Utrique vestrum dare spondeo — "Каждому из вас обещаю отдать".

Correi — совместно привлекаемые к ответственности. Sponsio, fidepromissio und fidejussio. Quod mihi Titius ex empto debet — "что мне Тиций должен по обязательству как покупатель". Id fide tua esse jubes? Id fide mea jubeo — "Приказываю, чтобы это было на моей совести". Право регресса — право поручителя взыскать с должника уплаченный им за него долг.

Erorterungen zur Geschichte der Novation und zur Geschichte des Litteralkontraktes. A persona in personam — "c одного лица на другое". Les banquiers dans la legistation de Justinien. Nouvelle revue historique de droit francais et etranger. Litterarum obligatio fieri videtur chirographis et syngraphis — "кроме того, обязательство из литеральных контрактов, кажется, возникает посредством хирограф и синграф". Речь идет об Асконии — римском филологе из г.

Покровский говорит о Псевдо-Асконии, поскольку авторство этих произведений вызывает сомнения. Etiam contra fidem veritatis pactio venit… more institutoque Graecorum — "даже вопреки действительному обещанию появляется договор… по обычаю и обыкновению греков". Sic fit, ut et hodie, dum queri non potest, scriptura obligetur — "так стало, как и теперь, что пока не может оспорить, обязывается письменным записями".

Re contrahitur obligatio — "обязательство создается вещью". Saevitiam creditorum coercuit, ne in mortem parentum pecunias filiis familiarum foenori darent — "обуздал свирепость кредиторов, чтобы не давали деньги под процент сыновьям семейств в расчете на смерть родителей". Ut scirent, qui pessimo exemplo foenerarent, nullius posse filii familias bonum nomen exspectata patris morte fieri — "чтобы знали те, кто с дурным примером дают процентные займы, что никогда дом сына семейства не станет действительным путем возложения надежд на смерть отца".

Non ultra alterum tantum — "не больше другого такого же [капитала]". Esse enim contractum quod Aristo?????????? Quidquid ob eam rem dare facere oportet ex fide bona — "что бы ни нужно было дать или сделать по этому делу в соответствии с принципом добросовестности". Do ut des — "даю, чтобы ты дал". Do ut facias — "даю, чтобы ты сделал". Facio ut des — "делаю, чтобы ты дал". Facio ut facias — "делаю, чтобы ты сделал". In emendo et vendendo naturaliter concessum est, quod pluris sit minoris emere, quod minoris sit pluris vendere, et ita invicem se circumsribere — "при купле и продаже допускается естественным образом покупать за меньшую цену то, что стоит дороже, продавать за большую цену то, что стоит дешевле, и таким образом допускается, чтобы стороны обходили друг друга".

Offeri pretium ab emptore debet cum ex empto agitur — "предложить уплату цены должен покупатель при подаче иска из купли-продажи".

Vacuam possessionem tradere — "передать свободное владение". Die Haftung des Verkaufers fur die Beschaffenheit der Kaufsache. Парча в Zeitschrift der Savigny-Stiftung fur Rechtsgeschichte. Сдает раба в аренду. Operae liberales — свободные профессии. Extra ordinem — вне обычного порядка судопроизводства. Fraternitas — братство, доверительность.

De negotiis gestis — о ведении чужих дел. Pacta conventa… servabo — "буду следовать установленным пактам". Ad minuendam obligationem — "для уменьшения обязанности". Constitutum debiti — подтверждение долга. Est certissima juris regula ex maleficiis poenales actiones in heredem nec competere nec dari solere — "есть вернейшая норма права, чтобы не подавать и не предоставлять штрафные иски из деликтов против наследника".

Actio injuriarum aestimatoria — "оценочные иски из личной обиды". Injuria atrox — дерзкая или жестокая обида. Pulsare, verberare, vi domum introire — "ударять, избивать, силой врываться в дом".

In summa sciendum est de omni injuria eum, qui passus est, posse vel criminaliter agere vel civiliter — "в целом потерпевшему надо знать, что при любой личной обиде он может обратиться либо к уголовному преследованию, либо к гражданскому процессу". Frangere, rumpere — ломать, бить. Causam mortis praestare — "не "убить", а только "предоставить причину смерти"".

Infitiatio — "отрицание иска". Actio vi bonorum raptorum in quadruplum — "иск в отношении грабежа имуществ, направленный на компенсацию в четверном размере". In quadruplo inest et rei persecutio, ut poena tripli sit — "в иске о четверном размере содержится и истребование похищенного, так что сам штраф составит трехкратную стоимость похищенного". Variae causarum figurae — "различные виды оснований". Новейшее исследование о negotiorum gestio — Partsch J.

Studien zur negotiorum gestio. Prout quidque contractum est, ita et solvi debet — "как контракт был заключен, таким порядком он и может быть расторгнут". Quod ego tibi debeo, habes ne acceptum? Quod tu Titio debes, spondesne mihi dare? Quod mihi Titius debet, spondesne dare? Quod tu mihi ex empto debes, spondes ne dare? Dolo facit qui petit, quod redditurus est — "злоумышленно поступает тот, кто домогается того, что должно быть возвращено".

Антонин Пий — римский император с г. Получил прозвище "Пий" — "благочестивый" и рассматривался античными авторами как один из образцовых императоров. Так же, как и его предшественник император Адриан, Антонин Пий вел активную законодательную политику. Certis et solemnibus verbis — "ясными и торжественными словами".

An tu mihi materfamilias esse velis — "желаешь ли ты быть у меня матерью семейства? Ubi tu Gajus, ibi ego Gaja — "где ты Гай, там я Гая". Imaginaria venditio — воображаемая продажа. Matrimonium justum — законный брак. Jus connubii- права законного брака. Nuptias consensus facit — "взаимное согласие создает брак". S и сл. Extra poenam legis est — "не подпадает под кару закона". Concubina ab uxore solo dilectu separatur — "конкубина отличается от жены единственно выбором".

Jus trium liberorum — "право трех детей". Libera matrimonia esse — "браки свободны". Incapacitas — неспособность наследовать по завещанию. Parens binubus — супруг вступивший в брак во второй раз. Interdictum de uxore exhibenda et ducenda -интердикт о выдаче и увозе жены, предоставляемый претором по требованию мужа против лица, у которого находится жена.

Ne venalicia essent matrimonia", "ne mutuo amore invicem spoliarentur — "да не будут браки продажными", "да не осквернятся при взаимной любви". Donatio inter virum et uxorem — "дарение между мужем и женой". Donatio convalescit — "дарение подтверждается". Diligens paterfamilias — "бережливого отца семейства". Dos aut datur aut dicitur aut promittitur — "приданое или дается, или устанавливается, или обещается".

Id quod aequius melius erit — "то, что будет более справедливо". Quamvis in bonis mariti dos sit, mulieris tamen est — "хотя приданое находится в имуществе мужа, однако оно принадлежит жене".

Quod jus proptium civium romanorum est: Mater semper certa est — "мать всегда известна". Pater vero is est, quem nuptiae demonstrant — "отец тот, на кого указывает свадьба". Дионисий Галикарнасский — см.