Цветник духовный. Мысли и изречения святых и великих людей

У нас вы можете скачать книгу Цветник духовный. Мысли и изречения святых и великих людей в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Православные календари на год. Прямые полки для икон. Угловые полки для икон. Шкафы-стеллажи и тумбы для икон. Белые полки для икон. Полки для икон с лампадой. Киоты для икон стандартных размеров. Киоты для икон любых размеров. Красные пасхальные церковные свечи.

Подарки на венчание и свадьбу. Травяные и фито чаи. Натуральное мыло из Ливана. Ароматная вода "Монастырский сад". Иконы Петра и Февронии. Рождественские вертепы и фигурки для вертепов. Аналои церковные и келейные. Что нужно знать о нас. Как оформить бонусную карту? Как пользоваться бонусной картой? Как узнать стоимость доставки? Бесплатный самовывоз Москва, С. Мысли и изречения святых и великих людей.

Срок передачи в доставку:. Оптовое предложение для храмов и епархий:. Сколько позиций вы хотите добавить в заказ:. AmountBuy Мгновенный заказ Оформление заказа. Подпишись на нашу рассылку:. Помимо этого в сборник включены мысли светских и ученых людей Античности Цицерон, Хилон и др. Выписки даются по главам, соответствующим различным темам.

Так, в начале каждой главы идут высказывания святых отцов, затем ученых, известных деятелей, церковных писателей России и Запада и в конце главы — высказывания и поучения неизвестных авторов.

Невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы. Небо, земля, море — словом, весь этот мир есть великая и преславная книга Божья, в которой открывается самим безмолвием проповедуемый Бог.

Если будешь, согласно Писанию, хранить в уме, что по всей земле суды Божьи Пс. Не безопасно плавать в одежде, не безопасно и касаться богословия тому, кто имеет какую-нибудь страсть. Все мы веруем, что Бог силен, и веруем, что для Него все возможно: Пути Провидения покрыты мраком, и непостижимы разуму судьбы Его; но человек доброделающий познает их. От чего скучают иные? От того, что не напали на предмет, который занимал бы их всесторонне и насыщал вполне.

Бог и судьбы правды Его. Отдайте Ему свой труд, время и внимание, и вам некогда будет скучать; напротив, будете как в раю, потому что с радостью богомыслия и славословия ничто не может сравниться.

Церковь заповедала многократно в день собираться на молитву. До Бога ни низко, ни высоко, ни близко, ни далеко, потому что Он вездесущ, и потому ближе к тебе, нежели твоя душа к твоему телу: Близок Господь ко всем призывающим Его истинно Пс.

Бог всегда близок к человеку по Своему вездесущию, а человек не всегда близок к Богу по своей ограниченности, невниманию, рассеянности. Если человеку доброму не может быть близок тот, кто отличается от него своими нравами Прем. Ищи Бога мыслью на небесах, любовью в сердце, благоговением в храме, везде ищи Его делами, для Него предпринимаемыми и совершаемыми.

От всевидящего ока Божьего не укроются не только явные или видимые людьми, но и тайные дела наши, и не только дела, но и самые помышления наши Откр. Во всяком деле, которое делаешь, содержи в уме, что Бог видит всякий помысл твой, и никогда не согрешишь. Если будешь всегда помнить, что Бог есть Зритель всего того, что ты ни делаешь душой и телом, то ни в каком деле не погрешишь.

Если ты стыдишься подобных тебе грешников, чтобы не увидели тебя грешащим, сколько более ты должен страшиться Бога, Который совершенно зрит сокровенные тайны сердца твоего?

По правосудию Своему Бог за грех одного весь род человеческий предал смерти, а по милосердию Своему, когда все люди были под проклятием и связаны узами греховными, за правду Одного всем даровал спасение.

Бог по беспредельной благости и милосердию всегда готов все даровать человеку, но человек не всегда готов принять от Него что-нибудь. Все мы имеем нужду в милости, но не все достойны милости.

Потому что она, хотя и милость, ищет достойного, как Сам Бог сказал: Кого помиловать — помилую, кого пожалеть — пожалею Исх. Верный в малом приобретает доверенность во многом. Верный в благодарении за малый дар Божий, обретает дерзновение просить великого. В самом деле, по собственному ощущению, христианин, можешь знать, что сердце благодарящее свободнее открывается и пространнее отверзается, нежели просящее: Кто, уповая на милость Божью, не перестает грешить, тому нужно опасаться, чтобы не почувствовать на себе праведного суда Его.

Предаваясь унынию, мы непременно делаемся предателями самих себя. Мужественное сердце помогает душе по Богу, а уныние помогает всему злому. Не дадим места унынию в сердцах наших, чтобы оно не отняло у нас возможности наследовать обетованную землю. Не предавайся унынию ни в каком труде, чтобы враг не усилил в тебе своих враждебных действий. Истреблению уныния служат молитва и непрестанное размышление о Боге; размышление же охраняется воздержанием, а воздержание — телесным трудом.

У злобы всегда одно и то же ухищрение — ввергать нас в уныние во время скорби, чтобы лишить упования на Господа. Как воры при наступлении ночи, погасив огонь, легко могут и похитить имущество, и умертвить владельцев его, так и диавол, вместо ночи и мрака наведя уныние, старается похитить все охраняющие помыслы, чтобы душе, лишенной их и беспомощной, нанести бесчисленные раны.

Чрезмерное уныние вреднее всякого демонского действия, потому что и демоны, если в ком властвуют, то властвуют через уныние. Уныние и непрестанные беспокойства могут сокрушить силу души и довести ее до крайнего изнеможения. Чтобы не унывать ни в каких тяжких обстоятельствах, будем усердно внимать повествованиям Писания.

Уныние есть тяжкое мучение души, неизреченная мука и наказание более горькое, чем всякое наказание и мучение. Никогда не будем унывать в скорбях и, увлекаясь своими помыслами, не будем предаваться отчаянию.

Но, имея большое терпение, будем питаться надеждой, зная благое Промышление о нас Господа. Подлинно, уныние есть тяжкое мучение душ, некоторая неизреченная мука и наказание, горшее всякого наказания и мучения. И в самом деле, оно подобно смертоносному червю, касающемуся не только плоти, но и самой души; оно — моль, поедающая не только кости, но и разум; постоянный палач, не ребра рассекающий, но разрушающий даже и силу души; непрерывная ночь, беспросветный мрак, буря, ураган, тайный жар, сжигающий сильнее всякого пламени, война без перемирия, болезнь, затемняющая многое из воспринимаемого зрением.

И солнце, и этот светлый воздух, кажется, тяготят находящихся в таком состоянии, и самый полдень для них представляется подобным глубокой ночи. Вот почему и дивный пророк, указывая на это, говорил: Подлинно, не так велик мрак ночи, как велика ночь уныния, являющаяся не по закону природы, а наступающая с помрачением мыслей, — ночь какая-то страшная и невыносимая, с суровым видом, жесточайшая — безжалостнее всякого тирана, не уступающая скоро никому, кто пытается бороться с ней, но часто удерживающая плененную душу крепче адаманта, когда последняя не обладает большой мудростью.

А опять, тот славный Илия не отстану от него даже и теперь , после бегства и удаления из Палестины, не вынося тягости уныния, — и действительно, он очень унывал: Так [смерть] — это страшилище, эту высшую степень наказания, эту главу зол, это возмездие за всякий грех он просит как желанного и хочет получить в качестве милости. До такой степени уныние ужаснее смерти: Блаженный Давид хорошо выразил вред этой болезни: Ибо воистину душа истаевает, слабеет для добродетелей и духовных чувств, когда уязвлена стрелой уныния.

Кого ни начнет оно одолевать, заставит его пребывать ленивым, беспечным, без всякого духовного успеха; потом сделает непостоянным, праздным, нерадивым ко всякому делу. От уныния рождаются праздность, сонливость, безвременность, беспокойство, бродяжничество, непостоянство ума и тела, разговорчивость и любопытство. Истинный подвижник Христов, который хочет законно подвизаться ради совершенства, должен поспешить выгнать из тайников своей души эту болезнь — уныние и подвизаться против злейшего духа уныния, чтобы не пасть сокрушенным стрелой сна.

Уныние рождается от парения ума, а парение ума — от праздности, суетных чтений и бесед или от пресыщения чрева. Уныние происходит иногда от наслаждения, а иногда оттого, что в человеке нет страха Божия. Узнал я, что бес уныния предшествует бесу блуда и уготовляет ему путь, чтобы, совсем расслабив и погрузив в сон тело, дать возможность бесу блуда производить, как наяву, осквернения. Уныние есть расслабление души и изнеможение ума, пренебрежение христианским подвигом, ненависть к обету, ублажитель мирских людей, клеветник на Бога — будто Он немилосерден и нечеловеколюбив; в псалмопении оно слабо, в молитве немощно, в телесном же служении крепко, как железо, в рукоделии не лениво, в послушании — лицемерно.

Ставшим на молитву этот лукавый дух напоминает о нужных делах и употребляет всякое ухищрение, чтобы только отвлечь нас от собеседования с Господом, как уздой, каким-либо благовидным предлогом. Каждая из прочих страстей упраздняется одной какою-нибудь противоположной ей добродетелью, уныние же для христианина — всепоражающая смерть. Во время уныния обнаруживаются подвижники, и ничто столько венцов не доставляет христианину, как уныние при борьбе с ним.

Скажи нам, о ты, нерадивый и расслабленный, кто породил тебя и каковы твои исчадия? Кто воюет против тебя? И кто убийца твой? Родительницы у меня многие: Исчадия мои, со мною пребывающие: А противники мои, которые связывают меня: Свяжем же теперь и этого мучителя памятью о наших согрешениях; станем бить его рукоделием, повлечем его размышлением о будущих благах и умертвим его мечом молитвы с надеждой на Господа.

Если будешь поддаваться унынию и скуке, еще большее уныние на тебя восстанет и со стыдом изгонит тебя из монастыря. А если будешь против него стоять и побеждать его предписанным образом, то всегда за победой последуют радость, утешение и большая духовная крепость. И всегда у подвизающихся бывает попеременно то печаль, то радость. Как под небом бывает то мрачно, то бурно, то солнечно, так и в душе нашей бывает то печаль, то искушение, как буря, то утешение и радость, как ясная погода; и как после непогоды бывают приятны солнечные дни, так после искушения и печали бывает сладкое утешение.

Из письма твоего я вижу, что на тебя напало уныние. Люта эта страсть, с которой христианам, хотящим спастись, надо много бороться.

Она и тех людей борет, которые имеют хлеб и все готовое, а особенно тех, которые живут в уединении. Как ленивую лошадь люди гонят плетью, чтобы она шла или бежала, так нам нужно принуждать себя ко всякому делу, а особенно к молитве. Видя такой труд и старание, Господь подаст охоту и усердие. Вызывает желание молитвы и как бы влечет к ней и ко всякому доброму делу и привычка. Приучайся и привыкать, и сама привычка повлечет тебя к молитве и всякому добру.

Усердию помогает и перемена занятий, то есть когда то и другое делаешь попеременно. Делай и ты так: И когда нападет сильное уныние, выйди из комнаты и, прогуливаясь, рассуждай о Христе и прочем, и, рассуждая, вознеси ум к Богу и молись. Память о смерти, приходящая нечаянно, память о суде Христовом и память о вечной муке и вечном блаженстве отгоняет уныние. Молись и взывай ко Господу, чтобы Сам Он подал тебе усердие и охоту; без Него мы ни к какому делу не пригодны.

Когда будешь так поступать, верь мне, что мало-помалу приобретешь охоту и усердие. Бог от нас требует труда и подвига и трудящимся обещал помогать.

Трудись же, да поможет тебе Господь. Помогает Он трудящимся, а не лежащим и дремлющим. Надо часто Богу молиться, просить у Него помощи, трудиться и ни малейшего времени не пропускать без какого-нибудь дела — так скука и пройдет.

Некий брат, подвергшись искушению и смущению, оставил монашеские правила. А когда хотел опять положить начало исполнению правила, встречал препятствия от смущения и говорил себе: Он пошел к некоторому старцу, поведал ему обо всем.

Старец в ответ рассказал ему следующую притчу. Один человек имел землю, которая по небрежению его обратилась в бесплодную, заросла сорняками и тернием. Понадобилось ему возделать ее, и сказал он сыну: Сын пошел, но когда увидел, что оно заросло сорняками, пал духом и сказал себе: Потом пришел отец посмотреть, что сделано, и увидел, что не сделано ничего. Юноша поступил по наставлению отца, и в короткое время поле было очищено и обработано. Услышав это, брат ушел и, терпеливо пребывая в келлии, поступал так, как был научен старцем.

Обретя душевный мир, он преуспел о Господе Иисусе Христе. Пусть никто не говорит: Кто говорит так, забывает о Том, Кто пришел на землю ради страдающих и сказал: Диавол для того и ввергает нас в помыслы отчаяния, чтобы истребить надежду на Бога, этот безопасный якорь, эту опору нашей жизни, этого руководителя на пути к Небу, это спасение погибающих душ.

Лукавый предпринимает все, чтобы внушить нам помысел отчаяния. Ему уже не нужны будут усилия и труды для нашего поражения, когда сами падшие и лежащие не захотят противиться ему. Кто мог избежать этих уз, тот и силу свою хранит, и до последнего воздыхания не перестает сражаться с ним, и хотя бы испытал множество падений, опять восстает и сокрушает врага.

Кто же связан помыслами отчаяния и этим обессилил себя, тот не в состоянии победить врага. Если бы гнев Божий был страстью, то справедливо иной стал бы отчаиваться, как не имеющий возможности погасить пламя, которое он разжег многими злодеяниями. Если же Бог сотворил нас только по любви, чтобы мы наслаждались вечными благами, и к этому устраивает и направляет все от первого дня до настоящего времени, то что побуждает нас предаваться сомнению и отчаиваться?

Отчаяние гибельно не только потому, что затворяет для нас врата Небесного Града и приводит к великой беспечности и нерадению Душа, однажды отчаявшись в своем спасении, уже не чувствует потом, как она стремится в пропасть. Не будем отчаиваться в своем спасении. Хотя бы низверглись мы в самую бездну порока, можно опять подняться, сделаться лучше и вовсе оставить порок.

Если ты приходишь в отчаяние, то диавол, как достигший цели, остается возле тебя, а Бог, как оскорбленный хулою, оставляет тебя и тем увеличивает твое бедствие. Никто из людей, даже дошедших до крайней степени зла, не должен отчаиваться, даже если приобрел навык и вошел в природу самого зла. Душа, отчаявшаяся в спасении, никогда не отстанет от безумия, но, отдав бразды спасения безрассудным страстям, носится всюду, внушая ужас встречным, так что все ее избегают и никто не осмеливается удержать; она бежит через все места нечестия, пока, наконец, увлекаемая в самую бездну погибели, не низвергнет своего спасения.

Согрешить — дело человеческое, отчаяться же — сатанинское и губительное; и сам диавол отчаянием низвергнут в погибель, ибо не захотел покаяться. Нет ничего равного милости Божией, нет ничего больше ее. Поэтому отчаявшийся сам себя губит. Во время вольного страдания Господня двое отпали от Господа — Иуда и Петр: У обоих был равный грех, оба тяжко согрешили, но Петр спасся, а Иуда погиб. Почему же не оба спаслись и не оба погибли? Кто-либо скажет, что Петр спасся, покаявшись.

Но святое Евангелие говорит, что и Иуда покаялся: А потому, что Петр каялся с упованием и надеждой на милость Божию, Иуда же раскаялся с отчаянием. Без сомнения нужно ее наполнить надеждой на милость Божию. Помыслы смутные и влекущие в отчаяние приходят от диавола, который хочет нас ввергнуть в полное отчаяние, погубить, поскольку отчаяние — тонкий грех.

Кто отчаивается в своем спасении, тот думает, что Бог — немилостивый и неистинный, а это есть страшная хула на Бога. К этому тяжкому греху сатана хочет нас привести через помыслы смущения и отчаяния.

И этому его лютому искушению мы должны противиться, и утверждаться в надежде на милосердие Божие, и от Него ожидать нашего спасения. Познал он силу греха, но не познал величия милосердия Божия. Так многие делают и ныне и следуют Иуде. Познают множество грехов своих, но не познают множества щедрот Божиих и так отчаиваются в своем спасении.

Он прежде греха представляет Бога милостивым, а после греха — правосудным. Отчаяние — тяжкий грех, и грех против милосердия Божия. Бог призывает всех к покаянию и кающимся обещает и хочет явить милость Мф. А когда грешник от грехов обратится, и в грехах кается, и сожалеет о них, и от других грехов бережется,— этого Бог хочет, и это Ему угодно, и на такого грешника Бог милостиво призирает, и все грехи ему отпускает, и прежних не поминает уже. Когда нам приходит такой помысел: А когда с разбойником будем в раю, будем и с Самим Христом, поскольку разбойник этот в раю со Христом, а значит, и со всеми святыми.

Ибо где Христос, там и все святые. Итак, взирай и ты верою на распятого Христа и исцелишься от греховных язв и оживешь. Всем взирающим на Него верою подается исцеление и вечное спасение; тебе ли одному откажет в этом нелицеприятный и милосердный Бог?

Какой твой грех может быть так велик, тяжел и ужасен, которого не снял бы с тебя, с верою к Нему пришедшего, этот Агнец Божий? Какая твоя язва так велика, чтобы Он не исцелил ее? Какое твое огорчение так сильно, чтобы тебе, со смирением и верой просящему, не оставил Он, Который за распинающих и поносящих Его молился: Кого от Себя прогнал, кого отринул Тот, Который пришел всех призвать к Себе? Отчаяние — обличитель находившихся в сердце неверия и самости: Самый тяжкий грех — отчаяние.

Этот грех уничижает Всесвятую Кровь Господа нашего Иисуса Христа, отвергает Его всемогущество, отвергает дарованное Им спасение — показывает, что в этой душе прежде господствовали самонадеянность и гордость, что вера и смирение были чужды ей.

Если бесы говорят о душе: Бесы, будучи наглы и бесстыдны, опять скажут: Сатана злоумышленно старается опечалить многих, чтобы и отчаянием ввергнуть их в геенну. Всякая печаль, которая по видимости не заключает в себе ничего запрещенного, однако не способствует и богочестию, есть житейская а значит гибельная. А в чём Божий промысл, то вполне хорошо, и служит к пользе души, ибо всё, что делает с нами Бог, делает Он для нашей пользы, любя и милуя нас.

Бог да помилует нас. Потому что чрезмерная печаль обыкновенно доходит или до сомнения, или до пагубного богохульства. Если кто возненавидел мир, тот избежал печали. Если же кто имеет пристрастие к чему-либо видимому, то еще не избавился от нее, ибо как не опечалиться, лишившись любимой вещи?

Хотя во всем нужно нам иметь великое трезвение, но прежде должно в этом отношении наиболее быть разумно внимательными. Если кто думает, что не имеет пристрастия к какой-нибудь вещи, а лишившись ее, печалится сердцем, тот вполне прельщает самого себя.

Грешат те, которые считают добродетелью чрезмерную печаль после греха, не понимая, что это происходит у них от гордости и самомнения, от того, что они слишком много надеются на самих себя и на свои силы. Ибо, думая о себе, что они нечто не малое, они взяли на себя многое, надеясь сами справиться со всем. Видя же теперь из опыта своего падения, что в них нет никакой силы, они изумляются, как встречающие нечто неожиданное, приходят в смятение и малодушие, ибо видят падшим и простертым на земле тот самый истукан — себя самих, на который возлагали все свои ожидания и надежды.

Но этого не бывает со смиренным, который на одного Бога уповает, решительно ничего доброго не ожидая от себя самого при обилии трудов. Поэтому он когда впадает в какое бы ни было прегрешение, хотя чувствует тяжесть его и печалится, однако не впадает в смятение и не колеблется недоумениями, ибо знает, что это случилось с ним от его собственного бессилия, опыт которого в падении для него не неожиданная новость.

Если случится иной раз, что ты не сможешь управиться с сердцем своим и, отогнав туту и скорбь, водворить мир в нем, прибегни к молитве и поприлежи ей, подражая Господу Спасителю, Который в саду Гефсиманском три раза помолился, чтоб дать тебе пример, что во всякой скорби и туге сердечной прибежищем должно иметь тебе молитву и что, как бы ты ни был опечален и омалодушен, не следует тебе отступать от нее, пока не дойдешь до того, что воля твоя совершенно согласится с волею Божиею, и сердце твое, умиротворившись тем, исполнится мужественного дерзновения, с радостию встретить, принять и перенести то, чего пред сим страшилось и желало избегнуть, как и Господь ужасался, тужил и прискорбен был, по молитве же, умиротворившись, спокойно сказал: Подвизайся, чтоб ничто, даже на малейшее время, не вселялось в душу твою, кроме единого Бога, Ни о чем не печалься и ничем не огорчайся.

Не обращай очей своих на лукавства других и на худые их примеры; но будь как малое дитя, которое по незлобию своему не замечает их и минует их безвредно. Одежда, изъеденная молью, уже не может иметь никакой цены или достойного употребления; и дерево, испорченное червями, не годится для украшения Так и душа, съеденная едкой печалью, как одежда, будет бесполезна и для той первосвященнической одежды, которая обыкновенно принимает елей Святого Духа.

Она не может быть пригодной и для построения и украшения того духовного храма, основание которого положил мудрый строитель Павел, говоря: О том, какие нужны для этого храма деревья, говорит невеста в Песне Песней: Такие-то деревья требуются для храма Божия — благовонные и крепкие.

Нам предстоит подвиг — притупить жало едкой печали. Если она при каждом нападении в несчастных случаях будет обладать нашей душой, то всякий раз будет лишать нас способности к Божественному созерцанию. Низринув дух из состояния чистоты, она совершенно расслабляет и угнетает, не позволяет ни совершать молитвы с обычной ревностью сердца, ни с пользой заняться священным чтением, не позволяет быть спокойным и кротким с братьями.

Во всех обязанностях или в богослужении она делает нетерпеливым и неспособным, погубив всякий спасительный совет и возмутив постоянство сердца, делает безумным, опьяняет чувство, сокрушает и подавляет мучительным отчаянием. Кроме этой печали, которая происходит от спасительного покаяния, или от ревности к совершенству, или от желания будущих благ, всякая печаль, как мирская и причиняющая смерть, должна быть отвергаема, изгоняема из наших сердец, подобно духу блуда, или сребролюбия, или гнева.

Не без причины Православная Церковь велегласно воспевает: Благовествуй и ты своим N. Да и сама нерассудно не предавайся печали, твердо помня, что это твое главное искушение, которым враг старается отравлять твою душу и делать чрез это препинания разные на твоем пути. Святой Иоанн Лествичник пишет, что безвременная и неуместная печаль, и особенно вышемерная, делает душу дымоватою. А сама знаешь, что как видимый дым разъедает очи телесные, так невидимый мысленный дым и мрак печали повреждают очи душевные.

Слышу, что вы скорбите паче меры, видя страдания болящей дочери. Действительно, по-человечески нельзя не скорбеть матери, видя дочь свою малютку в таких страданиях и страждущую день и ночь. Несмотря на это, вы должны помнить, что вы христианка, верующая в будущую жизнь и будущее блаженное воздаяние не только за труды, но и за страдания произвольные и невольные; и потому не должны нерассудно малодушествовать и скорбеть паче меры, подобно язычникам или людям неверующим, которые не признают ни будущего вечного блаженства, ни будущего вечного мучения.

Как ни велики невольные страдания дочери вашей малютки С. Впрочем, не должно забывать и мудреного настоящего времени, в которое и малые дети получают душевное повреждение от того, что видят, и от того, что слышат; и потому требуется очищение, которое без страданий не бывает, очищение же душевное, по большей части, бывает чрез страдания телесные. Положим, что и не было никакого душевного повреждения.

Но все-таки должно знать, что райское блаженство никому не даруется без страданий. Впрочем, пишу так не потому, что желал бы я смерти страждущей малютке С. Как ни любите вы дочь свою, но знайте, что более вас любит ее Всеблагий Господь наш, всяким образом промышляющий о спасении нашем. О любви Своей к каждому из верующих Сам Он свидетельствует в Писании, глаголя: Поэтому постарайтесь умерить скорбь вашу о болящей дочери, возвергая печаль сию на Господа: Советую вам приобщать болящую дочь с предварительною исповедью.

Попросите духовника, чтобы поблагоразумнее расспросил ее при исповеди. У вас теперь хорошо, и все скорби миновались. Только вы боитесь чего-то в будущем. Если настоящее хорошо, то и будущее будет хорошо. Не вотще глаголет Господь во Святом Евангелии, ободряя нас: Поэтому утвердим себя верою и упованием, что силен Господь устроить о нас все благое и полезное. Если же и придется иногда потерпеть что-либо скорбное и болезненное, в то время повторяем себе слова святого Ефрема: И святой Апостол пишет: По этой причине святой Иаков, брат Божий, советует нам радоваться в находящих скорбях и печалях, чтобы и на нас исполнилось псаломское слово: А подобные мне грешные да переносим это к очищению наших согрешений.

Так дело наше и будет уравновешиваться. Я немало вам удивляюсь, что вы, сначала принявши великодушно скорбь о лишении вашей маменьки с покорностью воле Божией, наконец возмалодушествовали, и грусть вами овладевает час от часу более. Гораздо сходнее при начале скорби чувствовать болезнь сердечной раны, нежели впоследствии.

Вы, кажется, христианин, убежденный в всепремудром Промысле Божием и что всякому из нас предположен предел жизни здешней. Маменька ваша совершила течение своей жизни и в благочестии, вере и надежде отошла ко Господу; этот путь неминуемый всякому Советую вам не предаваться печали, она вам не принесет пользы, но вред, и вы этим погрешаете пред Богом.

Когда полагаетесь на Бога, то Он устроит все во благое. Где ж искать христианину утешение в находящих ему искушениях и скорбях, как не в вере в Бога? Но вера не просто есть только веровать, что Он наш Создатель: Премилосердый же Господь, любя нас и хотя нас спасти и избавить от заблуждения и порабощения страстей, посылает различные скорби, лишения и болезни, дабы мы, познав суету свою и не находя утешения, обратились к Нему Сердце наше, поражаясь нечаянными приключениями и печальми, невольно умирает миру, т.

Мы, по нашему неразумию, полагаем себя тогда счастливыми и наверху блаженства, когда приобретаем богатство, честь, славу и уважение; но Бог знает больше нас; когда Он видит, что с умножением оных повреждается душевное наше устроение, отъемлет от нас сии блага Не великость скорби нас расстроивает, но с каким расположением нашего сердца принимаем оные и в каком оно находится устроении.

Я не могу вполне подать вам утешения [об умершем трагически сыне], ищите оного Когда будете предаваться безгодной печали и сетованию, то сим ему не поможете, а себе сделаете большой вред.

Ты полагаешься на мой совет и благословение о твоем замужестве. Но кто я, и что значу? Будущее мне неизвестно — будешь ли ты счастлива в супружестве или нет, и потому не беру на себя сказать тебе решительно, а предоставляю воле Божией.

Воля же Божия не связывает нашего самовластия, но совершается, взирая на оное — к чему клонится. Есть воля Божия по благоволению, и есть воля Божия по попущению, — и сия последняя бывает, когда мы хотим, чтобы было непременно так, как мы думаем, что будет для нас хорошо. А когда отдаемся в волю Божию и ищем не того, чего хотим, а что Ему будет угодно и нам полезно, то в сем бывает воля Божия — по благоволению, полезная и спасительная для нас, а при воле Божией, бывающей по попущению, неизбежны скорби и печали.

Ты пишешь, что никак не можешь этого понять, почему это так должно быть? Довольно бы, кажется, верить богопросвещенному разумом великому старцу авве Дорофею, а не усиливаться постигнуть своим разумом, не имеющим еще дара рассуждения.

Вот что пишет о сем св. Исходяй уклоняющийся от скорбей, всяко и от добродетелей несумненно отлучается. Аще желаеши добродетели, предаждь себе во всяку скорбь: Из всего этого видно, да и опыт нам показывает, что добродетелям противовоюют злобы зло , и сие бывает попущением Божиим, чтобы мы не превозносились, исполняя добрые дела: Какие бы мы ни проходили образы жизни и послушания, какие бы ни имели делания и исправления во всех сих должно иметь обдержательные добродетели: Еще же надобно иметь болезненное сердце житие св.

Исаака Сирина в 89 Слове сказано: Не всегда же и радоваться; надобно принимать с благодарением и печальное что-нибудь: А находясь всегда в духовном изобилии, не можете понести сего без вреда.

Ты сама, рассуждая о величестве к нам любви Божией в таинствах Его, ощутила это и чувством, однако не удержала во смирении; и потому пока мы не смиримся, то и не достойны еще таковых Божиих дарований. Слава Его о нас всеблагому Промыслу и милосердию. Мир же, по св. Исааку, составляют страсти, и особенно три главные: Если против сих не вооружаемся, то неминуемо впадаем в гнев, печаль, уныние, памятозлобие, зависть, ненависть и подобное.

Сколь жалостны люди, коих большая часть увлекается бурными волнами страстного моря и носятся управляемы своим разумом, а истины не обретая. Сильное волнение и бедствование потопления принуждает их возопить: Господи, спаси ны, погибаем!

Тем и получают спасение. Печали, скорби и болезни разлучают миролюбцев от благоугождения и любви мира и делают их служителями Богу и истинными христианами. Вы это испытали на себе, по претерпении искушения; теперь вы видите себя свободну и совершенно ни от кого не зависиму, кроме Бога; не должны ли вы Бога, за таковый Его Промысл, немолчно благодарить, что Он, хотя и скорбными приключениями, но избавил вас от суеты сует?

Невозможно быть сему, чтобы жизнь всю провести без искушений и скорбей, а быть в отраде и без попечения. Тут-то и познавай, что Бог о тебе промышляет, когда посылает скорби и печали, и хочет тебя оными обучить и упремудрить в духовном разуме. Без скорби ни смириться, ни в духовный разум прийти не можем; и будь твердо уверена, что, кроме попущения Божия, никакая скорбь приключиться нам не может, хотя по видимому и кажется, что люди причиною нам оных бывают, но они суть только орудия, коими Бог действует в деле нашего спасения.

Исаак Сирин, Слово 56 ; а когда будете отмщать пренебрежением, то лишаетесь награды; она оскорбляющая есть орудие Божие, то как же оному противоратовать? Познавая свою немощь, укоряйте себя, и успокоитесь. Вас беспокоит, что о вас невыгодное имеют мнение, а вы, видно, о себе много думаете хорошего, а не смиренного, оттого вам и больно; смиренный ниже всех, и что его может опечалить?

Вам угрожает опасность остаться беспомощными? Хорошо делаете, что наперед подумываете о том скорбном времени. И думайте, и наперед подыщите там, между своими, кто бы расположился помогать, или все родные понемногу. Возверзите на Господа печаль свою, и Той попечется о вас. Упование на Господа не посрамит. Приискание и своих средств, при уповании на Бога, не умаляет силы упования: А между тем молитесь и молитесь.

Больше этого ничего не имею вам сказать. Молитесь Богу, читайте Евангелие, всю печаль возвергните на Господа. Если неудобен этот способ оздравления — вот другой. Ведь, не столько углубление умовое томит голову, сколько крушит забота и томит сердце, а из сердца томление переходит в голову. Второй мой рецепт на это и направлен, именно — не томить сердца крушением и заботою; а всю печаль и заботу передать в руки Божии, так чтобы сердце оставалось совершенно свободно.

Тогда голова, сколько ни углубляйся, все перенесет без изнеможения. В установлении такого настроения — труд идет нравственный, с размышлением, которое оживляло бы упование на Бога.

Извольте так сделать, N. Желаю им полного счастья, чтобы вы утешались ими все остальные дни жизни вашей. Сгруснется — и пройдет. Дайте им заповедь, чтобы почаще писали.

И будете будто видаться с ними. Ему поведывайте печали свои, и Он пошлет вам нечаянно утешение — обильное. Вы поплачьте за углом, — и легче станет. Когда уныет дух твой в болезни и с ужасом начнет представлять смерть, тогда успокой и утешь мятущееся, трепещущее и печальное сердце твое следующим изречением: Ты, Господи, глубиною мудрости человеколюбно вся строиши и полезное всем подаеши, — и веруй, что Он непременно устроит нам все во благо: Будь благодарен Богу и за то, что доселе пользовался ты благами Его, милостями, щедротами Его.

Теперь покорись Его воле, Его призванию, а впрочем в то же время не отчаивайся и в продолжении здешней жизни. Смиряй себя перед Господом Иисусом Христом, чтобы Он простил тебе грехи, обновил тебя, даровал тебе силу к совершению добродетелей и наконец предоставил в наследство тебе Свое бесконечное Царство. Оттого нас угнетают наши враги, что мы не познали с должной подробностью и точностью немощей и грехов наших, не стяжали плача в духовном разуме.

Если бы открылся в нас плач, то он сделал бы для нас явными наши грехи. Если бы мы увидели наши грехи такими, каковы они на самом деле, то нас объял бы такой стыд, что мы не осмелились бы смотреть в лицо нашим братиям, отдавая всем предпочтение перед собою. Мы сочли бы себя хуже блудниц! Они грешат в неведении Бога, а мы, знающие Бога, служим греху в сердцах наших наравне с блудницами.

Принудь себя к обильным молитвам, соединенным с плачем, и Бог в свое время умилосердится над тобою, совлечет с тебя ветхого согрешающего человека. Если плачущий скажет о ком-либо, что он хорош или худ, то одно осуждение это уже служит для него стыдом и укором. Такое суждение обличает, что он мог увидеть то, чего не должен бы видеть: Покушение узнать о чем-либо, не касающемся собственно его, есть начинание, противное совести, признак незнания пути Божия, лукавое увлечение и пленение, не допускающее видеть свои грехи.

Постараемся всеусильно стяжать слезы и преуспеть мало-помалу в подвиге плача, чтобы посредством его совлечься деяний ветхого человека. При этом будем остерегаться всего, приносящего вред душе. Тогда придет к нам от Бога любовь Его, отнимет от нас образ перстного человека и поставит в сердце наше свой светлый образ.

Тогда, очищенные от всякого порока, мы сделаемся достойными Господа. Того же к тому же: Если сие приобретается плачем, как ты сказал, то как же мне сохранить плач, когда я нахожусь среди людей, служу другим и забочусь о том, что кому дать из больных? Не плач происходит от слёз, а слёзы от плача.

Если человек, находясь среди других, отсекает свою волю и не обращает внимания на чужие грехи, то приобретает плач. Ибо чрез сие собираются его помыслы и, собираясь таким образом, рождают в сердце печаль по Богу 2Кор. Слезы в молитве — знамения милости Божией, которой душа сподобилась своим покаянием, знамение того, что она принята и начала входить в область чистоты слезами. Не называй праздностию продолжительность молитвы невысокопарной, собранной и долгой, из-за того, что оставил ты при этом псалмы.

Но паче упражнения в стихословии возлюби на молитве поклоны. Молитва, когда подает тебе руку, заменяет собою Божию службу. И когда во время самой службы дано тебе будет дарование слез, услаждение ими не называй праздностию в молитве; потому что благодать слез есть полнота молитвы. Брат спросил авву Моисея, что должен делать человек при всякой напасти или при нашествии вражеского помышления? Брат спросил авву Пимена: Желающий освободиться от грехов избавляется от них плачем; и желающий не впадать вновь в грехи — плачем избегает впадения в них.

Это — путь покаяния, преданный нам Писанием и отцами, которые сказали: Верую, что Бог причислит к мученикам того человека, который по благой воле предается деланию плача, пролитые слезы Бог примет от него, как пролитую кровь.

После путешествия, продолжавшегося сорок лет, сыны Израилевы вошли в обетованную землю. Слезы — земля обетованная. Если войдем в нее, не будем страшиться браней. Но Богу благоугодно удручать душу скорбями, чтобы она непрестанно желала войти в эту землю. Ищущему прийти в плач Ум молится словами, сердце молится плачем. Не восплачет сердце, если не умилится от слов молитвы, не стяжет ум внимательной молитвы, если сердце не будет содействовать и помогать ему плачем.

Когда Бог пошлет плач и умиление твоей душе или на краткое время, или на многие дни, тогда оставь всякое рукоделие и пребывай в том плаче и умилении, как в самом нужном делании. Моли Господа и проливай слезы перед Его Благостью. Бывают слезы трех различных родов. Бывают слезы о вещах видимых, и они очень горьки и суетны. Бывают слезы покаяния, когда душа возжелает вечных благ, они весьма сладки и полезны. До чего простираешься ты?

С великим дерзновением ты восходишь в самое Небо. Слезами просветляется душа, по дару Господню, и, как в зеркале, отражает в себе небесное. Святые и чистые слезы о Боге всегда омывают душу от грехов и очищают ее от беззаконий. Блажен, кто сколько-нибудь времени плакал здесь, потому что слезы его прекратились и их уже нет, и наслаждается он за гробом непреходящим блаженством. Будем плакать со страхом и трепетом, чтобы за нерадение в здешней жизни не оказаться там под гневом Царя Славы и не быть отосланными во тьму кромешную.

Чем воздала Тебе, Господи, блудница, когда Ты простил ей все грехи? Только купила миро и пришла помазать ноги Твои. Дорога и прекрасна была ее любовь, победоносна была ее вера, потому что за миро и слезы она получила оставление грехов.

У нее грехи, миро и слезы, а у Тебя милость и полнота щедрот. Своими слезами она омыла Твои ноги и своими волосами отерла их. Миром помазала ноги Твои и получила от Тебя прощение грехов.